Металлургия в Украине:

Адрес: http://metallurg.in.ua
Обновлено: 3 минуты 2 секунды назад

Конкуренция по Дарвину

15 часов 14 минут назад
Конкуренция по Дарвину

В начале сентября спотовые цены на железную руду упали до двухлетнего минимума – 86,7 долл./тонн, и, похоже, что фантастические прибыли добывающих компаний остались в прошлом. Золотой век бума сменился эпохой борьбы за выживание, которая по Дарвину определит производителей, наиболее приспособленных к изменившимся условиям. Сейчас крупнейшие компании интенсивно увеличивают избыток поставок, а их топ-менеджеры уже подсчитывают прибыли, которые принесет массовое устранение конкурентов. Правда, не исключено, что и у большой тройки запас прочности окажется недостаточным. Если рынок пройдет точку невозврата, падение цен станет неуправляемым, и железорудная отрасль двинется по пути, проложенному угольной промышленностью.

В стремлении зачистить рынок от лишних поставщиков лидеры отрасли быстро увеличивают масштабы перепроизводства. Гендиректор Rio Tinto Сэм Уолш сообщил, что компания не собирается сворачивать проекты расширения, несмотря на торможение китайского спроса. Он заявил аналитикам: "Для лучшего в мире производителя железной руды сейчас не время отступать. А вот для других компаний пришло время сравнить уровень цен со своими производственными затратами и принять правильное решение. Дальнейшее падение цен будет увеличивать убытки менее эффективных предприятий". Такого же мнения придерживаются руководители Vale и BHP Billiton. Как и Уолш, они рассчитывают на быстрое завершение ценовой войны, и не собираются сворачивать свои проекты расширения.

Обвал на рынке железной руды не был неожиданным. Цены двигались вверх в течение 2009-2011 годов, и в феврале 2011 дошли до пика (191,9 долл.), поскольку производители были неспособны полностью удовлетворить спрос со стороны китайских сталелитейных заводов, интенсивно расширявших производство. Потребление стали в стране быстро увеличивалось в связи с бумом в инфраструктурном строительстве и секторе недвижимости. Именно в те времена были заложены основы нынешнего перепроизводства – дефицит руды подтолкнул Rio к началу крупного расширения и привлек ряд юниоров, пожелавших приобщиться к железорудному золотому дну. Затеяли новые проекты также Vale и BHP. Однако дополнительные поставки от созданных в последние годы предприятий появились на рынке именно тогда, когда китайский спрос замедлил свой рост. Образовался значительный избыток, и цены двинулись вниз. Но встретить стихию во всеоружии смогли лишь немногие производители – фактически именно те, кто создал почву для этого спада.

Слова Уолша о принятии решений вполне оправданы. Коррекция рынка неизбежна, но такие компании, как Rio, разумеется, его не покинут. Еще в начале августа гендиректор компании заявил: "Мы производим руду с затратами 20 долл./тонн, и при ценах 95 долл. чувствуем себя вполне комфортно. Ну, а более затратным компаниям действительно придется принимать решения". Сейчас этот процесс набирает обороты. Например, бразильская MMX объявила о временной остановке последнего из ее ГОКов. В свою очередь, London Mining – юниор, разрабатывающий месторождение в Сьерра Леоне – тоже оказался на пороге жесткого решения (компания изрядно пострадала не только от снижения маржи, а и от распространения вируса Эбола в регионе). В Иране, который начал экспорт руды в период бума, портовые склады переполнены, а мелкие частные производители массово останавливают добычу.

А самые масштабные перемены происходят в самом Китае, хотя достоверная оценка происходящего затруднена из-за недостатка прозрачности. Крупные инвестиции во времена бума привели к бурному расширению горнорудной отрасли, которая стала в результате еще более фрагментированной. Сейчас, по оценкам Rio, 125 млн тонн высокозатратных мощностей уже закрыты. Однако, по официальным данным National Bureau of Statistics (NBS), все совсем наоборот – Бюро сообщило, что в июле годовой прирост добычи железной руды составил 11%, а за 7 месяцев – 9%. Правда, это расхождение может отчасти быть связано с тем, что NBS публикует только данные о валовой добыче, без информации о категориях продукции. Однако в большой мере это объясняется недостоверными цифрами, причем они были недостоверными издавна.

По словам аналитиков Macquarie Bank, когда речь идет об объемах добычи железной руды в Китае, они никогда не используют данные о валовом производстве, опубликованные NBS. Вместо данных NBS эксперты Macquarie оценивают объемы китайской добычи обратным расчетом из объема производства чугуна и необходимого для этого количества руды за вычетом импорта, с перекрестной проверкой по данным местных информационных агентств типа Mysteel. Расчеты по такой схеме показывают, что в первом полугодии китайская добыча сократилась на 6%, но в последние месяцы спад ускоряется. Например, во втором квартале годовой спад составил уже 18%.

Важно, что избыток поставок будет нарастать. Сейчас и еще некоторое время в обозримом будущем крупнейшие производители мира – Rio, Vale и BHP Billiton – будут вытеснять с рынка конкурентов при помощи модели низкозатратного производства больших объемов, чтобы упрочить свою монополию. Они рассчитывают, что это принесет большие прибыли, хотя такая политика сопряжена с серьезными рисками. По мнению некоторых экспертов, лидеры отрасли открыли ящик Пандоры, поскольку крайне трудно остановить снижение цен, когда они уже сорвались в падение, тем более при быстром росте поставок.

Сейчас китайский импорт продолжает увеличиваться – за первые 7 месяцев страна закупила около 540 млн тонн, и годовой прирост составил 18,1%. При этом импорт из Австралии вырос на 33,4%, до 307 млн тонн, а из Бразилии – на 13,5%, до 94,6 млн тонн. Таким образом, низкозатратная руда из этих стран заменила более затратную продукцию из других источников, в том числе значительную часть местных поставок. И пока ситуация развивается в полном соответствии с законами рынка.

Проблема состоит в том, что большая тройка продолжает вводить в эксплуатацию новые мощности, а их продукцию не сможет поглотить полностью даже Китай. Так, Rio Tinto собирается в текущем году увеличить добычу до 295 млн тонн от прошлогодних 266 млн тонн, и планирует дальнейший рост до 360 млн тонн к 2015. Ее австралийский конкурент BHP произвел 225 млн тонн в прошедшем финансовом году, завершившемся в июне. В текущем собирается увеличить добычу до 245 млн тонн, а в ближайшие несколько лет планирует нарастить выпуск руды до 290 млн тонн. В свою очередь, Vale намеревается увеличить объемы производства от 306 до 450 млн тонн к 2018 году.

Кроме того, Fortescue Metals Group собирается увеличить добычу руды в Западной Австралии от 125 до 160 млн тонн, а Джина Райнхарт планирует реализовать свой проект (55 млн тонн) Roy Hill в Австралии раньше намеченного срока (сентябрь 2015 года).

Совместно эти пять компаний за ближайшие несколько лет увеличат поставки из Австралии и Бразилии на 393 млн тонн. В этот же период Anglo American реализует свой проект (26,5 млн тонн) Minas Rio. Возможно, увеличат добычу и другие производители Западной Африки. Таким образом, сравнительно небольшой объем вытесненной с рынка высокозатратной руды сменится огромным количеством новых поставок.

По данным Клайда Расселла из Reuters, в июле китайский импорт из Австралии и Бразилии составил 64,5 млн тонн, а весь импорт из других стран – 17,6 млн тонн. Он подсчитал, что если такая пропорция сохранится, продажи в Китай из всех остальных стран составят за год около 211 млн тонн. Это – примерно половина новых поставок, которые начнутся из Австралии и Бразилии в ближайшие несколько лет. Отсюда следует, что лидеры отрасли уверены в своей способности заместить не только всех остальных поставщиков на рынке морской торговли, а и вынудить китайских производителей сократить выпуск на 200 млн тонн руды с содержанием железа 62%. Это будет означать закрытие около 40% китайских мощностей.

При таких перспективах напрашивается аналогия со сценарием, который уже реализовался в угольной промышленности. В середине 2011 года, когда цены на уголь начали снижаться, производители говорили, что этого следовало ожидать, но они не видят повода для беспокойства. Ведь уровень китайского спроса ограничит это падение, и все новые мощности – как уже созданные, так и запланированные – будут прибыльными. И тот факт, что с января по декабрь 2011 года цены на энергетический уголь в Ньюкасле (азиатские базовые цены) снизились от посткризисного пика 136,3 долл./тонн до 110,28 долл., приглушил возникавшие сомнения. Затем, в середине 2013 года, когда китайский спрос еще продолжал стимулировать оптимизм, обнаружилось глобальное перепроизводство, поскольку в США сланцевый газ заменил уголь в генерации электроэнергии. В сентябре 2013 цены в Ньюкасле упали до 76,7 долл., и производители сочли, что дальнейшее падение не может быть значительным, поскольку уже этот уровень вынудит убыточные шахты уйти с рынка. Однако 25 июля текущего года цены упали до 67,89 долл., и до сих пор остаются ниже 70 долл./тонн. И теперь угольные компании вынуждены осознать жестокую реальность: цены останутся низкими, независимо от того, насколько увеличится спрос со стороны крупнейших потребителей – Китая и Индии.

Эта ситуация возникла потому, что расширение добывающих мощностей происходило с опережением спроса, а при снижении цен производители избрали путь увеличения поставок, чтобы извлекать экономию на масштабах. Результат – больший выпуск, сниженные цены и убыточная отрасль. И даже если спрос на уголь начнет расти и превысит нынешний уровень поставок, цены могут увеличиваться только до тех пор, пока на рынок не вернутся ушедшие с него предприятия, начиная с закрытых шахт в Северной Америке.

Понятно, что в ближайшие годы ситуация на рынке железной руды будет ухудшаться. И если сейчас Vale, Rio Tinto и BHP могут поглощать доли своих меньших коллег, то позднее им придется жестко конкурировать между собой. А это означает, что цены на руду упадут глубже, чем они ожидают, и останутся на глубине гораздо дольше.

Галина Резник

Увеличение стоимости металлопродукции обходит стороной украинских экспортеров

8 сентября, 2014 - 12:34
Увеличение стоимости металлопродукции обходит стороной украинских экспортеров

Повышение стоимости металлопродукции в азово-черноморском регионе, наметившееся в августе, практически не отразилось на украинских экспортерах. Существенная часть металлургических мощностей страны остановлена из-за боевых действий в Донецкой и Луганской областях.

Если в июле металлургам Донбасса удавалось сохранять работоспособность оборудования и вести отгрузку готовой продукции на экспорт, то август стал черным месяцем для отрасли. Официально приостановили производство чугуна, стали и проката Алчевский МК, Донецксталь-МЗ и Енакиевский МЗ. В регионе практически нет возможности для перевозки угля и производства кокса (почти все коксохимы остановлены из-за отсутствия сырья или существенных повреждений энергоснабжающей инфраструктуры). Дефицит кокса привел к сокращению производства на мариупольских ММК им. Ильича и МК Азовсталь. На границе зоны активных боевых действий находится мини-завод "Электросталь" (Курахово).

На Луганскую и Донецкую области суммарно приходится более половины отечественной выплавки стали, поэтому неудивительно, что показатели работы отрасли в августе оказались на грани катастрофических значений. По данным ОП "Металлургпром", за 8 месяцев 2014 года украинскими металлургами произведено 19,7 млн тонн стали (минус 11% к 8 месяцам 2013 года), 18,2 млн тонн чугуна (плюс 6%) и 17,3 млн тонн общего проката (минус 11%). В августе было выплавлено 1,8 млн тонн стали, что на 37,1% хуже результатов августа 2013 года и на 28,1% меньше показателя июля 2014 года. По итогам августа Украина выпадет из списка десяти крупнейших мировых производителей стали, уступив по этому показателю Италии и, возможно, Тайваню. Похожая динамика – в августовской выплавке чугуна и по производству проката. А вот выпуск кокса обвалился более чем в два раза (на 52,5%) по сравнению с августом прошлого года. Это объясняется остановкой двух крупнейших коксохимов страны – Авдеевского и Алчевского.

Плоский прокат

Сложности с производством и отгрузкой готовой продукции отразились на публикациях статистической информации. Так, агентство Металл-Курьер (МК) в течение августа не публиковало информацию об экспортных ценах на плоский прокат. Это неудивительно, производители простаивали либо работали с низкой загрузкой. Следовательно, данные о предложении металлопроката и о заключении новых сделок практически отсутствовали. А вот ГП "Укрпромвнешэкспертиза" свои котировки публиковало. И они подтверждали рост цен на рынках Ближнего Востока, Северной Африки и Восточной Европы. Повышательные настроения в регионе в первую очередь объяснялись отсутствием предложения проката из Украины. То есть наши проблемы позволили заработать конкурентам, так как железорудное сырье в августе продолжило дешеветь. На спотовом рынке КНР стоимость руды с содержанием железа 62% упала ниже 90 долл./тонн.

По данным УПЭ, в течение августа слябы подешевели на 2 долл., до 485 долл./тонн (минус 0,4%). Следует отметить, что в середине месяца они стоили 480 долл./тонн, но сокращение производства в Украине привело к корректировке цен вверх. Из-за прекращения поставок слябов с Алчевского МК на Dunaferr (Венгрия, входит в корпорацию ИСД) было принято решение вернуть в строй вторую доменную печь. Согласно данным агентства SBB, две печи будут работать как минимум ближайшие 6 месяцев.

Горячекатаные стальные рулоны в августе продолжили дорожать. За месяц их стоимость увеличилась на 12 долл. (плюс 2,2%), до 550 долл./тонн. Стоимость толстого листа, экспортируемого из Украины, по данным Укрпромвнешэкспертизы, увеличилась сразу на 25 долл. (плюс 4,7%), до 560 долл./тонн.

Ценовая ситуация на рынке плоского проката со стороны кажется позитивной, однако отечественные металлурги не могут извлечь из нее выгоду, так как не имеют возможности нарастить производство.

Сортовой прокат

В сегменте длинномерного проката Украина чувствует себя более уверенно, так как из крупных производителей квадратной заготовки и сорта непосредственно в зоне боевых действий находится лишь Енакиевский МЗ (с филиалом в Макеевке). На границе этой территории расположен электрометаллургический завод "Электросталь" (Курахово). А вот "АрселорМиттал Кривой Рог", Днепровский МК им. Дзержинского (ДМКД) и Евраз Днепропетровский МЗ им. Петровского (ДМЗП) оказались в стороне от боевых действий. Тем не менее ДМКД столкнулся со сложностями в поставках кокса, так как это сырье поступало из Алчевска.

Именно ДМКД в нынешнем году является крупнейшим экспортером квадратной заготовки, которая в августе, по данным ГП "Укрпромвнешэкспертиза", подрожала на 17 долл. (плюс 3,4%), до 520 долл./тонн. Аналитики МК зафиксировали рост на 13 долл., до 513 долл./тонн (плюс 2,6%).

Готовый длинномерный прокат также подорожал. Цена арматуры за месяц увеличилась на 5 долл. (плюс 0,9%), до 540 долл. тонн (данные УПЭ). Аналитики МК зафиксировали рост на 7 долл. (плюс 1,3%), до 535 долл./тонн. Катанка в статистике УПЭ подорожала на 3 долл. (плюс 0,6%), до 548 долл./тонн, Металл-Курьер зафиксировал прирост на 15 долл. (плюс 2,8%), до 558 долл./тонн. Крупнейший отечественный производитель арматуры и катанки – "АрселорМиттал Кривой Рог" – сполна воспользовался благоприятной рыночной ситуацией.

Ситуация на Донбассе и, в частности, в украинской металлургии меняется в ежедневном режиме. Если месяц назад мы говорили, что металлурги готовы к росту себестоимости, так как остановить предприятия гораздо дороже, то уже во второй половине августа многим из них пришлось совершить вынужденную остановку. Некоторые мощности повреждены в результате боевых действий, но большая часть оборудования простаивает из-за проблем с логистикой. Колоссальные разрушения железнодорожной инфраструктуры привели к тому, что сейчас практически невозможно доставить сырье или вывезти готовую продукцию.

Даже достигнутые договоренности о прекращении огня не приведут к оперативному восстановлению производства, Украина минимум на несколько месяцев рискует выпасть из списка ведущих мировых экспортеров стального проката.

Владимир Володарский

Порошенко сдал газотранспортную систему Украины странам запада

8 сентября, 2014 - 11:31
Порошенко сдал газотранспортную систему Украины странам запада

Газотранспортная система (ГТС) и подземные хранилища газа (ПХГ) отныне могут быть переданы в управление европейским и американским компаниям. Соответствующий закон подписал в понедельник, 8 сентября, президент Украины Петр Порошенко, сообщается на сайте Верховной рады.

Согласно этому указу, ГТС и ПХГ остаются государственной собственностью Украины. Правительство планирует создать две компании по обслуживанию ГТС и ПХГ с участием партнеров из Европы и США. В этих управляющих компаниях украинское государство получит контрольный пакет, а остальные акции могут приобрести европейские и американские партнеры.

При этом функции оператора единой ГТС Украины отныне может выполнять не только компания, учредителем и владельцем которой является исключительно украинское государство или госпредприятие, но и юридическое лицо, которое принадлежит и контролируется резидентами стран ЕС, США или Европейского энергетического сообщества.

Австрийская металлургическая компания Voestalpine продолжает участвовать в строительстве «Южного потока»

5 сентября, 2014 - 15:41
Австрийская металлургическая компания Voestalpine продолжает участвовать в строительстве «Южного потока»

Крупнейшая металлургическая компания Австрии Voestalpine поставит 120 тыс. тонн толстолистовой стали для производства труб на заводах российской Объединенной металлургической компании (ОМК) для газопровода «Южный поток». Поставка будет завершена к весне 2015 года. Об этом говорится в сообщении пресс-службы Voestalpine.

По данным австрийской компании западные санкции не затрагивают реализацию проекта «Южный поток», который по прогнозам Газпрома должен быть завершен до 2018 года. При этом первые поставки российского топлива в Европу по газопроводу, проложенному по дну Черного моря начнутся в следующем году.

Напомним, что Voestalpine была одним из поставщиков высокопрочной стали для производства труб большого диаметра для первой нити «Южного потока» и теперь выбрана поставщиком материала для второй нити газопровода. С реализацией этого проекта Voestalpine связывает надежды на выход в прибыль по итогам 2014 года, после двух лет убытков из-за рецессии в Европе.

«Южный поток» - это один из амбициозных проектов российского монополиста Газпром, направленный на повышение надежности транзита газа в Европу минуя территорию Украины. Газопровод призван исключить транзитные риски и выйдет на номинальную мощность в 2018 году. По дну Черного моря будет проложено четыре нитки газопровода длинной 930 км каждая. Для строительства используются трубы из высококачественной стали толщиной 39 мм. Диаметр труб – 813 мм.

Акционерами South Stream Transport являются Газпром (50 процентов), итальянская ENI (20 процентов), немецкая Wintershall и французская EDF (по 15 процентов каждая).

Производители метизов в Украине и России не останавливаются на достигнутом

5 сентября, 2014 - 15:32
Производители метизов в Украине и России не останавливаются на достигнутом

В последние 10 лет метизники Украины и РФ занимались обновлением мощностей и ассортимента. Однако современных линий по-прежнему недостаточно, что вынуждает внутренних производителей сдавать рынок импортерам и сокращать показатели. Изменится ли ситуация в ближайшие годы, будет зависеть от макроэкономических трендов.

В 2012-2013 годах производство метизов и в Украине, и в России оказалось в упадке, несмотря на постепенную посткризисную стабилизацию спроса. У северо-восточных соседей в отрасли наблюдалась стагнация, а отечественные метизники в указанные годы сократили показатели на 19% и 5,5% соответственно, в конечном счете – до 199,4 тыс. тонн. Больше того, в І полугодии 2014 в РФ отмечен производственный спад на 3% относительно января-июня-2013 (до 1 млн тонн), а в нашей стране – на 11,1% на фоне внутреннего политико-экономического кризиса. В этой связи эксперты снова вспоминают о системных проблемах метизного сектора СНГ, которые являются во многом одинаковыми для обеих стран ввиду общего прошлого профильных национальных компаний.

Напомним, уже в 2005-2006 годах на фоне стартовавшего в 2003 оживления мировых металлорынков метизники СНГ заговорили о необходимости преодоления технологической отсталости отрасли. Она влияла на производственные показатели. Так, в 2005 году украинский выпуск металлоизделий снизился на 14,5%, до 288,5 тыс. тонн (несмотря на достаточно активный спрос), в 2006 – еще на 4%, и начал восстанавливаться только в 2007, незадолго до глобального кризиса. В России в 2005 метизное производство уменьшилось на 6,1%, до 2297 тыс. тонн, но в последующем году восстановилось сразу на 12,9%, до 2594 тыс. тонн.

При этом в РФ в отрасли доминируют ведущие метхолдинги и их специализированные подразделения: "Северсталь-метиз" (бывшие Череповецкий и Орловский сталепрокатные, Волгоградский сталепроволочно-канатный заводы), "Мечел" (Белорецкий МК, "Ижсталь", Вяртсильский метизный завод), "ММК-Метиз", "НЛМК-Сорт", Западно-Сибирский МК "Евраза". Вместе лидеры изготовляют около 85% всех российских металлоизделий, констатируют аналитики, и используют ресурсы материнских групп для своего развития.

Определенная централизация заметна и на метизном рынке Украины. Так, в 2006 году "Северсталь-метиз" купил у группы "ТАС" крупнейшее отраслевое предприятие "Днепрометиз", а в 2012 пул инвесторов, связываемых с нынешними владельцами ИСД, приобрел 32,7% Запорожского сталепрокатного завода. Однако другие компании-лидеры действуют на рынке независимо и лишь опосредованно связаны с теми или иными большими финпромобъединениями. Это – Дружковский завод металлоизделий (ДЗМИ), днепродзержинский завод "Метиз", "Стальканат-Силур", "Станконормаль" (оба – Одесса).

Передовики обновления

В то же время, несмотря на значительные внутренние мощности, уже в 2005-2006 годах и потребители, и неазиатские метизные импортеры СНГ жаловались на приток недостаточно качественной, но недорогой продукции из Китая, с Тайваня и от других дальневосточных поставщиков. В России усредненная доля импорта на метизном рынке превышает 18%, а у нас в отдельных нишах достигает 50% (гвозди). И еще 8-9 лет назад отраслевые экономисты советовали реагировать на это открытием малых современных производств, способных потеснить не только азиатский, но и западный импорт за счет меньшей себестоимости, знания местной специфики, приближенности к потребителю и благодаря ассортиментной гибкости. Известный постсоветский метизный специалист, начальник технологического отдела "Гипрометиз" института "Ленгипромез" Владимир Ерофеев тогда говорил автору, что это может быть достигнуто путем создания СП с западными инвесторами, способными привнести деньги и технологии в обмен на квалифицированные кадры, сырье и сбытовые схемы. Последующие годы показали, что иностранный капитал неохотно идет в отрасль, тогда как внутренний осознает ее потенциал и готов активно в нее вкладываться.

Причем это касается не только метхолдингов, но и независимых проектов. В качестве свежего примера можно привести достройку под Рязанью завода высокопрочного крепежа "Бервел" ежегодной мощностью 120 тыс. тонн и стоимостью 4,5 млрд руб. Запуск І очереди ожидается в начале 2015 года, осенью начнется сооружение ІІ очереди – автоматизированного складского комплекса, а в конце грядущего года – ІІІ очереди (выпуск автокомпонентов). Намечен полный производственный цикл: от подготовки горячекатаного проката, через отжиг, калибровку, фосфатирование, до штамповки, накатки, нарезки и термообработки, отмечает исполнительный директор предприятия Юрий Медведев. Кроме того, будет установлена линия горячего цинкования и линия нанесения цинк-ламельного покрытия. Отраслевые эксперты подтверждают, что в 2005-2006 годах о строительстве таких объектов в РФ можно было только мечтать. Другие небезуспешные примеры малых производств – "Параллель" (Орел; высокопрочный крепеж), "ЧМЗ-Каттер" (Набережные Челны; высокопрочные метизы). Вообще же за прошедшие 10 лет федеральные метизники освоили на техперевооружении порядка 1 млрд долл.

На отечественном рынке проекты, подобные рязанскому, запускались и воплощались до мирового кризиса, затем же их реализация была свернута. Самым известным считается завод "Гарант Метиз Инвест" (г. Желтые Воды, Днепропетровская область) годовой проектной мощностью 40 тыс. тонн и стоимостью 10 млн долл. Площадка укомплектована современным оборудованием: так, участок оцинкованной проволоки включает три волочильные машины Koch (Германия), линию оцинковки I.C.E. Group (Канада), размоточно-намоточное устройство M+E (Италия), а участок сварных сеток – 4 сеточных машины, включая Shlatter (Швейцария). Предправления-гендиректор фирмы Олег Перцев акцентирует, что 70% ее продукции с самого начала было ориентировано на Евросоюз (Италия, Испания, Франция, Польша, Германия), а внутри страны порой просто нет смысла конкурировать с гаражными производителями или же крупными заводами, готовыми для поддержки продаж работать в минус. "На нашем внутреннем рынке, как и на российском, покупатели по-прежнему нередко выбирают товар лишь по цене или уровню скидки, мы же делаем ставку на качество и не первый год вместе с коллегами-операторами ведем работу по повышению культуры потребления метизов", – говорит он.

Действительно, небольшие новые предприятия делают явный акцент на металлоизделиях повышенных классов прочности, востребованных в современном строительстве и машиностроении. На сегодняшний день азиатские импортеры не могут составить достойной конкуренции в этом сегменте, что создает определенные возможности для метизников СНГ. Развиваются в этом направлении и большие производства. Например, в последние годы проекты по развитию номенклатуры и мощностей воплощали украинские "Днепрометиз", ДЗМИ, днепродзержинский "Метиз". Но в целом инвестиций в отрасли все так же недостаточно, сетуют эксперты, хотя ситуация и лучше, чем 10 лет назад.

Мысли на будущее

Какой же будет динамика отрасли в Украине и в России в дальнейшем? Это напрямую зависит от макроэкономического состояния обеих стран. В РФ продолжается начавшаяся в 2013 экономическая стагнация с возможностью рецессии, у нас – и вовсе комплексный кризис с туманными перспективами. В частности, в федеральной ассоциации "Промметиз" подтверждают наличие неблагоприятных трендов на метизном рынке на фоне ухудшения обстановки в ключевых потребляющих сферах (строительство, машиностроение). Кроме того, с 2012 года присутствует понижательная ценовая тенденция, из-за чего поставщикам приходится работать с нулевой или отрицательной рентабельностью по большинству видов продукции. С зимы отмечено оживление цен, но пока что его нельзя назвать определяющим. В.Ерофеев добавляет: многие компании продолжают эксплуатировать устаревшее и изношенное технологическое оборудование 1950-1960 годов.

По словам гендиректора ассоциации Бориса Яранцева, в этих условиях лучше всего себя чувствуют небольшие игроки, успевшие своевременно обновить производство и ассортимент по международным стандартам. Это позволяет не только предлагать высокотехнологичную продукцию, но и диверсифицировать продажи за счет экспорта. В последние лет 5 российским метизникам помогали заказы для сочинской Олимпиады-2014 и коттеджное строительство. Но сейчас эти факторы сошли на нет, признают аналитики, и заводы пытаются переориентироваться на внешние рынки: в прошлом году метизный экспорт из России вырос на 10,5%, до 25,2 тыс. тонн. Прогнозируется, что в существующей рыночной ситуации экспортная активность сохранится по крайней мере несколько лет. При этом внутренний рынок сознательно приоткрывается для импорта (включая азиатский), в 2013 он увеличился на 5,5%, до 502 тыс. тонн, или 18-19% рынка.

"Изменение к лучшему возможно только при осуществлении крупных инвестпроектов и госпрограмм, – полагает Б.Яранцев. – Есть надежда, что госвложения в оборонзаказ, в подготовку к футбольному ЧМ-2018, а также решение президента об использовании части резервных фондов на строительство железных и автодорог предотвратят спад". Но, к примеру, работы по высокоскоростной ж/д магистрали "Москва-Казань" могут быть запущены не ранее конца этого года и только при положительном решении правительства РФ, а анонсированное возведение моста через Керченский пролив и вовсе зависит от международной политической конъюнктуры.

В "Промметизе" уточняют, какие именно инновационные метизы дают их производителям наибольший бизнес-эффект. Это омедненная сварочная проволока в еврокассетах, оцинкованная проволока с намоткой, проволока для железобетонных конструкций, стабилизированные арматурные пряди, грозозащитные канаты, металлическая фибра, саморезы. Что же до конкуренции, то ее пик ожидается в нише машиностроительного крепежа. Как известно, с 2011 в Таможенном союзе действовали специальные пошлины на ввоз машкрепежа – 282,4 долл./тонн, но их действие истекло в марте 2014 года, и этим уже пользуются импортеры (в том числе китайские и украинские).

Впрочем, не факт, что в нынешней обстановке отечественные метизники смогут по примеру российских коллег компенсировать экспортом нехватку внутреннего спроса. Во-первых, поставки федеральным потребителям зависят от политики. Во-вторых, из-за высоких цен на импортный газ в Украине теперь выше себестоимость. Измениться это может с новыми межгосударственными газовыми договоренностями, других реалистичных вариантов экономисты не видят. Тем не менее в І полугодии отечественный экспорт того же крепежа упал всего на 0,7%, до 21,5 млн долл., а в Россию – еще и вырос на 16%, до 17 млн долл., вопреки политическим событиям. Как можно заметить, преобладающая часть крепежного экспорта по-прежнему идет в РФ, то же самое и по большинству остальных товарных групп (кроме гвоздей).

Так или иначе, но параллельно с маркетинговыми усилиями малых операторов крупные метизные предприятия обоих государств будут продолжать модернизацию мощностей и номенклатуры. Правда, в украинском случае это не подкреплено капиталовложениями метхолдингов, и результат будет зависеть от прекращения военных действий в стране.

Максим Полевой

Зимой Украина будет мерзнуть даже с углем из Африки и газом из Словакии

5 сентября, 2014 - 13:15
Зимой Украина будет мерзнуть даже с углем из Африки и газом из Словакии

Украина подписала соглашение с ЮАР о поставке миллиона тонн угля. Премьер-министр Арсений Яценюк признал, что топливо обойдется дороже, чем отечественное, но детали сделки раскрывать отказался. По словам Яценюка, покупка южноафриканского угля необходима, чтобы поддерживать топливно-энергетический баланс страны.

На первый взгляд ситуация выглядит абсурдно – Украина, которая всегда экспортировала уголь, закупает его в Африке. Но из-за продолжающегося конфликта в Донбассе, на который приходилась львиная доля добычи украинского угля, его запасы стали подходить к концу. В августе независимый профсоюз горняков предупредил, что на складах теплоэлектростанций (ТЭС) осталось только 1,7 млн. тонн топлива. Этого, в лучшем случае, хватило бы до ноября.

Из 90 с лишним шахт, функционировавших в стране, сейчас работают около 20. Объем добываемого угля сократился более чем в два раза, а то, что еще добывают, не всегда можно доставить потребителям – значительная часть инфраструктуры Донбасса разрушена. Если учесть, что 50% электроэнергии на Украине генерируют ТЭС путем сжигания газа и угля, половина страны рискует остаться без света.

Сами по себе проблемы с углем еще не так страшны, если бы не отказ Киева от российского газа, точнее, отказ за него платить. Как известно, 16 июня «Газпром» прекратил поставки газа на Украину, переведя продажу топлива в режим стопроцентной предоплаты. «Незалежная» также осталась должна 5,3 млрд. долл. за уже поставленное углеводородное сырье. Киевское руководство заявило, что платить «Газпрому» не собирается, а если и заплатит, то по сниженной стоимости.

Правда, с приближением зимы украинские власти выглядят все менее уверенными в себе. Министр энергетики Юрий Продан сообщил, что на начало сентября в хранилища закачано около 16 млрд. кубов газа, но для того, чтобы без проблем перезимовать, нужно еще около 10 млрд. кубов. В начале сентября стартовали реверсные поставки газа на Украину через Словакию. В Киеве утверждают, что с их помощью они доберут необходимый газ, и обойдутся без «Газпрома». Но независимый эксперт по энергетическим вопросам Валентин Землянский объясняет, что с реверсными поставками все не так однозначно.

- Тут есть очень много «но». Украинское правительство говорит о возможности поставки 10 млрд. кубов в год, то есть около 27 млн. кубометров в сутки. Пока поставки шли на уровне 22 млн. в сутки. Главный вопрос – в динамике. Если она сохранится на этом уровне хотя бы до конца года, Украине этого хватит, с учетом того, что промышленность упала и газа предприятиям требуется меньше. Но это только если мы говорим об обеспечении страны теплом. Если рассматривать ситуацию в целом, это, конечно, не лучший вариант. Упавшая промышленность скоро отразится на общих экономических показателях.

Если же ситуация поменяется, например, Россия сократит объемы транзита или наступят резкие холода, когда Европе не будет хватать газа, ни о каком реверсе на нынешнем уровне речи идти не будет. Тогда придется прибегать к чрезвычайным мерам, и, в принципе, правительство уже о них говорило.

- О каких мерах идет речь?

- Это веерные отключения электричества, ограничение промышленных потребителей в газе. Батареи в домах украинцев будут нагреты до минимальной температуры – 12-14 градусов. Зимой это, мягко говоря, не комфортно. Но для Украины возможен как пессимистичный, так и относительно оптимистичный сценарий. Возможно, в ближайшие два месяца Киеву все-таки удастся договориться с «Газпромом».

- Дмитрий Медведев сказал, что Россия не против переговоров, но для начала Украина должна рассчитаться со старыми долгами за газ, которые достигли «астрономической цифры». Насколько это реально?

- С долгом ситуация тоже не до конца ясна. Еще весной, когда выдавался первый транш МВФ, речь шла о том, что 2,2 млрд. долл. будут направлены на погашение долгов. По факту тогда погасили 700 млн. задолженности по первому кварталу. Остался под расчет четвертый квартал прошлого года и второй квартал этого. «Газпром» считает первый долг по цене 385 долл. за тысячу кубов, а второй – по 485 долл. Вот отсюда и появились астрономические 5,3 млрд. Киев же хочет погасить его по какой-то своей цене. Речь не идет о полном отказе, но пока не удастся договориться о промежуточной цене, ничего платить они не собираются.

Киев, кстати, настаивает на том, чтобы цена формировалась на уровне европейских газовых хабов. Но нужно понимать, что объемы, которые торгуются на этих биржах, не сопоставимы с тем, что может поставить «Газпром», поэтому и уровень цен сравнивать некорректно. Более того, Украина сейчас закупает газ в Европе примерно по 350 долл., так что цена в 385 близка к истине. Все будет зависеть от того, насколько стороны готовы договариваться.

Мне кажется, что камень преткновения не в газовой, а в политической плоскости. Как только начнется урегулирование политического конфликта, газ пойдет автоматически. Вопрос цены на энергоносители политический для любой страны. Если мы с вами дружим, мы делаем уступки, а если конфликтуем – работаем в более жестких условиях.

- Сейчас в газохранилищах Украины 16 млрд. кубометров газа, надолго ли этого хватит?

- С одной стороны, промышленность сейчас почти не берет газ. С другой, не весь газ, который находится в хранилищах, принадлежит государству. Часть газа принадлежит независимым производителям, хотя он входит в общий баланс. Как минимум четыре млрд. кубов газа - собственность Дмитрия Фирташа. Вопрос в том, живем ли мы в условиях рыночной экономики или «революционной законности». Конечно, газ могут изъять «на благо родины». В этом случае, и с учетом положительной ситуации с реверсом, его с натяжкой хватит на зиму. Но, конечно, если бы Киеву удалось договориться с «Газпромом», таких проблем не было бы.

- Если говорить об угле, не думают ли в Киеве, что проще договориться с ДНР и ЛНР, чем покупать его за океаном?

- Это еще и вопрос времени. Даже если прямо сейчас начать восстанавливать Донбасс, то на это, по предварительным оценкам, потребуется не меньше двух месяцев. Там разрушена инфраструктура, транспортные пути и шахты. Что касается переговоров с ЛНР и ДНР… Мы же понимаем, что эти переговоры должны проходить на более высоком геополитическом уровне.

Руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник считает, что нельзя исключать ситуацию, когда Киев, чтобы решить свои энергетические проблемы, начнет несанкционированный отбор транзитного газа.

- Украине не хватает 6-7 млрд. кубометров. Тем не менее, вместо того, чтобы садиться за стол переговоров, Киев ведет деструктивную политику. Не соглашаясь на компромисс, украинское руководство идет на конфронтацию. Нельзя исключать ситуацию, что Украина начнет несанкционированный отбор газа. В этих условиях у России есть все основания полностью перекрыть транзит газа в Европу через территорию Украины. Других рычагов обезопасить нас от несанкционированных отборов пока нет. Яценюк не говорит напрямую, что они будут воровать газ, но он уже предупредил Европу в возможных перебоях с поставками.

Россия предлагала передавать газ Европе на российско-украинской границе, чтобы обезопасить себя от рисков. Но европейцы не согласились на это предложение, так как не желают разбираться с Киевом из-за недополучения объемов газа.

Мы видим, что с наступлением осени риторика Украины и Европы начала меняться. И если дело дойдет до прекращения транзита газа, то переговоры будут вестись уже в треугольнике Украина-ЕС-Россия, так как двусторонний диалог с Киевом результатов не приносит.

Энергетические проблемы есть не только у Украины, но и у Донбасса. Украинская армия и нацгвардия зачастую специально обстреливали электростанции, чтобы обесточить осажденные города. 3 сентября командир батальона «Айдар» Сергей Мельничук в эфире одного из украинских каналов и вовсе заявил, что они заминировали Луганскую ТЭС, чтобы в случае отступления «у сепаратистов не было электричества». Сложно представить, что Киев, который сам испытывает энергетические трудности, будет обеспечивать Донбасс светом и теплом.

Поэтому в ДНР и ЛНР сами решили позаботиться об энергетической безопасности. 4 сентября министр госбезопасности ДНР Леонид Баранов заявил, что представители республик ведут переговоры о прямых поставках газа из России. Директор Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН Вячеслав Кулагин считает, что техническая возможность для таких поставок есть.

- Технически это вполне реально. В ДНР входят трубы из России. Донецкая и Луганская области фактически могут получать поставки газа и себя обеспечивать. Но дальше начинается масса вопросов и с контрактами, и с принадлежностью территорий. Мне кажется, возможно повторение ситуации с Приднестровьем, которое также получает российский газ, и непонятно, кто за это должен платить.

Если Молдавия заявляет, что Приднестровье – часть Молдавии, она и должна платить. Но они не горят желанием это делать, и накапливаются огромные долги. Газ при этом поставляется, это отсроченный геополитический вопрос. Здесь может быть аналогичная ситуация. Конечно, Россия не сможет оставить замерзать Донецкую и Луганскую области, и ближе к зиме они договорятся о поставках газа. Но при этом Украина наотрез откажется эти поставки оплачивать, при этом считая области своей территорией.

- Смогут ли реверсные поставки газа из Словакии компенсировать Украине потерю российского газа?

- Конечно, не смогут. Даже Киев признает, что максимальная возможность поставок по этому маршруту – 10 млрд. кубов в год, а им эти объемы нужны уже сейчас. Кроме того, это техническая возможность, а на практике таких объемов у Словакии нет в принципе. Возможно, они могли бы их изыскать у других стран Европы, но мы подходим к зимнему сезону, а в таких условиях качать газ в обратном направлении очень сложно.

- Может ли критическая ситуация с газом вынудить киевское руководство пойти на компромисс с «Газпромом»?

- Если даже Яценюк, который делает резкие заявления в адрес России, говорит о том, что необходимо договориться с «Газпромом» о поставках газа, значит, они понимают, что Украине будет очень сложно пройти эту зиму. Разговоры о поставках из Словакии – это одна из разыгрываемых карт, но не более того. Если зима будет холодной, Европа вообще не сможет поставлять Украине газ.

Все лето Украина жила практически без горячей воды. Когда потребуется дополнительная энергия на отопление, ситуация, естественно, ухудшится. Если раньше Украина как-то могла компенсировать это за счет угля, то теперь невозможно и это.

- Есть еще одна альтернатива – договориться с Донбассом?

- Естественно, в ДНР сейчас представители Киева не пойдут. Это вопрос политического диалога, и он куда более серьезен, чем общение по вопросу добычи угля. Есть более серьезные проблемы, которые необходимо решить, а уже после этого обсуждать вопросы энергетики.

Председатель Независимого профсоюза горняков России Александр Сергеев считает, что даже если Украине удастся наладить поставки угля из-за рубежа, она может столкнуться с неожиданными проблемами.

- Есть один нюанс. Все тепловые электростанции Советского Союза строились под определенные сорта угля. Планировалось, что каждая шахта или месторождение будет поставлять конкретный сорт угля в те или иные регионы. Все технические решения по его подаче, сжиганию, температурам, были рассчитаны до мелочей. Поэтому даже если Украина закупит уголь за рубежом, есть вероятность, что котлы просто не смогут его «переварить».

Мы сталкивались с такой проблемой, когда в конце 90-х на Дальнем Востоке был энергетический кризис. Мы поставили туда бурый уголь из Красноярска, вроде бы аналогичный тому, что добывается в Приморье, но он не смогли полноценно сгорать в котлах. Это ведь не просто печка, там сложный процесс подачи угля, механизмы и так далее. Вполне вероятно, что на украинских ТЭС, рассчитанных на один вид топлива, в основном на высококалорийные угли вроде антрацита, тоже возникнут большие проблемы с импортным углем.

- Какие проблемы могут возникнуть?

- Это грозит как минимум снижением эффективности, КПД этих электростанций. Вероятны аварии. Я не имею в виду взрывы, но идет речь об отказе техники.

- Неужели в украинском руководстве об этом не задумываются?

- Во-первых, у них нет выхода. А во-вторых, вы думаете, политики или министры что-то понимают в таких технических деталях? В этом разбираются профильные специалисты, а не чиновники. И потом, я думаю, эти проблемы украинское руководство сейчас не волнуют, им главное показать, что они обойдутся без угля Донбасса.

- А если говорить об экономике, насколько выгодно покупать уголь в ЮАР?

- Мировая стоимость нормального энергетического угля сейчас – 70-80 долларов за тонну. Прибавьте минимум 10 долларов на погрузку и доставку. Но нужно учитывать тоннаж, от которого зависит стоимость. Одесский или николаевский порты не способны принимать суда на триста тысяч тонн, скорее всего, речь идет о тоннаже в 50-100 тысяч, а, значит, стоимость погрузки и доставки будет значительно выше. Все заявления о том, что африканский уголь будет дешевле, чем донецкий – это профанация. Желание показать, что они и без Донбасса обойдутся. Хотя вся их энергетика сидит на шее шахтеров Донбасса и газовиков Сибири.

Анна Седова

Истина

Шахтеры западной Украины отобрали «хлеб» у шахтеров Донбасса

4 сентября, 2014 - 18:59
Шахтеры западной Украины отобрали «хлеб» у шахтеров Донбасса

Шахты Львовско-Волынского угольного бассейна за год дают на-гора в 2-3 раза меньше угля, чем на Донбассе за месяц. Но так было до карательной операции в Донбассе. После того как значительная часть шахт на востоке страны выведена из строя, у западноукраинских горняков появилась возможность увеличить и сбыт, и добычу.

Несчастье помогло

В 2013 году на госпредприятии "Львовуголь" добыли чуть больше 1 млн тонн каменного угля. В году текущем компания отчиталась о первом миллионе уже накануне Дня независимости. По словам и. о. гендиректора "Львовугля" Андрея Дяченко, сейчас среднесуточная добыча по компании достигла 5 тыс. тонн, уже в текущем году планируется довести ее до 8 тыс. тонн. Понятно, что полностью заместить Донбасс Львовско-Волынский бассейн не способен, но сгладить дисбаланс ему вполне по силам. Можно вспомнить, что в середине прошлого десятилетия объемы добычи "Львовугля" достигали 2,5 млн тонн в год, в середине позапрошлого – 5 млн тонн, исторический максимум достигал 30 млн тонн.

По данным Минтопэнерго Украины, если в начале августа более-менее стабильно работали около 59 из 93 государтвенных угольных компаний, то к концу месяца таких осталось 24, и сосредоточены они либо на западе Донецкой области, либо на западе Украины. "39 шахт работают в режиме откачивания воды, и там задействовано минимальное количество людей, четыре полностью разбиты", – такие цифры привел 22 августа на круглом столе в Киеве начальник департамента реформирования угольной промышленности Минэнергоугля Александр Вивчаренко. В Независимом профсоюзе горняков Украины подобные оценки в целом разделяют. По словам главы НПГУ Михаила Волынца, сегодня из-за перебоев с подачей электроэнергии на Донбассе началось затопление около 10 шахт. Большинство из них еще можно спасти, но каждый день делает процесс все более необратимым. К тому же даже те шахты, что работают, далеко не всегда могут отгрузить товар из-за разрушенных железнодорожных путей.

Июльское падение угледобычи на Донбассе на 20% (в августе, вероятно, будет еще больше) заставило правительственных чиновников заговорить о необходимости импорта энергетического угля. Но одновременно и внутренние потоки поставок угля переформатировались. ТЭС Правобережной Украины как никогда были рады ресурсу из Львовско-Волынского бассейна. Фактически весь прошлый год и даже половину текущего руководство "Львовугля" сетовало на отсутствие сбыта и затоваренные склады. Сейчас эта проблема отпала сама по себе.

Еще по состоянию на 1 апреля на складах компании лежало около 300 тыс. тонн угля, то есть они были заполнены почти на 90%. За один только второй квартал 175 тыс. тонн этих неликвидов вымели. В июне "Львовуголь" отгрузил заказчикам рекордный месячный объем – 115 тыс. тонн. "Я не помню такой цифры за все годы своей деятельности на предприятии, – говорит и. о. генерального директора компании Андрей Дяченко. – Это позволило нам заработать почти 80 млн грн. и решить ряд социальных вопросов, своевременно выплачивать заработную плату, осуществить расчеты с коммунальщиками, уплатить налоги в бюджет". Что ж, следующие летние месяцы порадовали дирекцию еще сильнее. В августе, например, объем добычи превысил 140 тыс. тонн.

Ползущая техреволюция

Часть свежезаработанных денег была реинвестирована и в производственные процессы, благодаря чему в июле запущены новые лавы на шахте "Степная", в августе – на шахтах "Червоноградская", "Возрождение" и "Заречная". Правда, заряжать эти лавы приходится комплексами и комбайнами, уже побывавшими в эксплуатации прошедшими капремонт. На новую технику "Львовуголь" пока не накопил. Однако надеется теперь на большее внимание со стороны государства, в том числе и материальную подмогу.

Побывавший недавно в Червонограде первый заместитель министра энергетики и угля Юрий Зюков пообещал посодействовать в финансировании из бюджета работ по введению в строй нового высокопродуктивного забоя № 134 на шахте Степная (прогнозируемые объемы добычи – 1200 тонн в сутки). Но стоить это будет свыше 100 млн грн. В прошлом году рассматривалась возможность реализации данного проекта за счет средств китайского государственного кредита для украинской угольной отрасли. Но тогда одеяло на себя перетянули восточные шахты, а сегодня вообще под вопросом стоит само предоставление кредита.

Хотя как раз забой-134 – это самый эффективный с точки зрения капиталовложений проект "Львовугля". Ведь, во-первых, здесь будет добываться низкозольный уголь, тогда как большинство производимого на западе страны угля характеризуется высокой зольностью. Поэтому ранее электростанции и брали его с неохотой. Но теперь выбора нет. Во-вторых, по своему оснащению и себестоимости добычи "Степная" несколько выигрывает на фоне других шахт региона. К примеру, она же перешла на анкерное крепление, что позволило удешевить проведение горных выработок, – экономия достигает до 30%.

В целом на финансирование разработанной Минэнергоугля программы технического переоснащения ГП "Львовуголь" планировалось в 2014 году выделить 327,4 млн грн. Но вряд ли компания сможет в полной мере освоить эти средства. С одной стороны, ведомственный бюджет ввиду последних негативных тенденций в отрасли скуден, с другой – все шахтные ремонтно-механические заводы расположены на востоке страны, так что даже при наличии денег непросто заказать услуги и запчасти. В то же время без надлежащей модернизации существенно повышать объемы добычи "Львовуглю" не удастся. Согласно информации Андрея Дяченко, последнее более-менее серьезное обновление техники было на предприятии в 2004 году. За 10 лет и это оборудование уже устарело, не говоря уже о более давнем. Например, порядка 70% креплений на горных выработках служит еще с 1980-1990 годов.

Секреты обогащения

А еще Львовско-Волынский угольный бассейн не сможет стабильно работать не только без технического перевооружения, но и без эффективного обогащения угля. Только 30% добываемых на Западе углей имеют низкую зольность (в основном это Сокальский пласт), у остальных показатель зольности – 53-58%. Да и уровень серы слишком высок (бывает до 4%). Без обогащения этот товар не возьмет ни одна котельная, если у нее нет специального сжигающего оборудования. В Украине его нет ни у кого.

Зато обогатительная фабрика в регионе есть – единственная, но крупная. Центральная обогатительная фабрика "Червоноградская" в свое время считалась третьей по мощности в Европе и была рассчитана на переработку до 9,6 млн тонн угля в год. Однако сейчас она находится в глубоком кризисе и из-за нехватки оборотных средств не в состоянии рассчитаться не только со своими работниками по зарплате, но даже регулярно оплачивать воду, свет, газ. Поэтому местные энергетики регулярно отключают ее от электричества. Рикошетом это бьет по шахтерам.

Местные власти во всех бедах винят владельцев "Червоноградской" – Львовскую угольную компанию (ЛУК), контрольный пакет которой сконцентрировала группа луганских фирм (их связывали с именами Юрия Иванющенко и Натальи Королевской). Фонд госимущества безуспешно пытается продать свои 37,5% акций в ЛУК уже несколько лет подряд. Очередная продажа намечена на 17 сентября. Но она может быть интересна лишь для того, кто предварительно договорится о выкупе пакета у луганского пула. Либо же компанию лишат имущественных прав через суды. Во Львовском облсовете такие идеи уже витали. После чего фабрику предлагали передать в управление непосредственно "Львовуглю". Ему бы сегодня это не помешало.

Для стабилизации работы фабрики необходимо, чтобы она ежемесячно выпускала не менее 150-180 тыс. тонн угольного концентрата. Сейчас ее продуктивность в 1,5-2 раза меньше. ГП "Львовуголь" готово обеспечить "Червоноградскую" сырьем в нужных объемах, но ожидает в ответ бесперебойной работы – без стачек и простоев. Кроме того, отношения между обогатителями и шахтерами омрачают спорные 38 млн грн., которые, как считают во Львовской угольной компании, "Львовуголь" задолжал им за услуги, выполненные в 2004-2008 годах. Впрочем, сейчас между двумя субъектами царит относительное перемирие, поскольку изменение ситуации на внутреннем рынке угля дает шанс обеим выкарабкаться из нужды.

Уголь в пороховницах

Львовско-Волынский угольный бассейн был открыт в начале прошлого века, но его систематическая разработка началась только после Второй мировой войны. В 1951 году Советский Союз даже затеял с Польшей обмен территориями, чтобы получить перспективный бассейн целиком в свое распоряжение. Его площадь – примерно 10 тыс. кв. км, из которых сегодня более 5 тыс. кв. км – участки с выявленной промышленной угленосностью. Уголь в регионе залегает гораздо ближе к поверхности, чем на Донбассе, – преимущественно в интервале глубин 300-550 м, и, как правило, в горизонтальных пластах. Однако истощенность шести основных месторождений и финансирование бассейна по остаточному принципу в последние полвека (львиную долю капиталовложений съедали Донбасс и Кузбасс) сформировали устоявшееся мнение о невыгодности дальнейшего развития "Львовбасса". Возможно, сегодня настал момент переоценки ценностей.

По прогнозам Западного научного центра НАН Украины, имеющихся запасов Львовско-Волынского угольного бассейна хватит на добрых несколько десятков лет активной разработки, а ведь в процессе могут быть открыты и новые залежи. По состоянию на 1 января 2010 года у "Львовугля" имелось 167,8 млн тонн балансовых запасов и 67,4 млн тонн внебалансовых. Правда, из них только 42 млн тонн считались такими, что подлежат разработке с применением существующего оборудования и при этом могут приносить прибыль. Оставшуюся часть запасов специалисты Киевской политехники предлагают разрабатывать с активным применением бурошнековых технологий, которыми сейчас "Львовуголь" не обладает. По одной простой причине – их внедрение на 4 наиболее перспективных шахтах обойдется не менее чем в 1,5 млрд грн.

Сейчас в состав предприятия входят 8 шахт, работающих с разной интенсивностью и разной рентабельностью, поэтому некоторые слабые шахты приходится удерживать за счет более успешных. В прошлом году была закрыта шахта "Визейская", и это уже дало позитивный эффект для компании. Раньше на ее содержание тратили около 2 млн грн. в месяц, сейчас – 300 тыс. грн. Однако больше закрытий в структуре "Львовугля" не предвидится. Более того, Кабмин в августе исключил из приватизационных списков шахту "Заричная", решив приберечь ее в госсобственности.

Как бы ни развивались события на востоке страны в ближайшее время, до конца года ударные работы "Львовуглю" обеспечены. Запасы топлива на западных ТЭС (Бурштынской, Добротвирской, Ладыжинской) сегодня гораздо ниже прошлогодних, их склады накануне отопительного сезона не заполнены и наполовину. Павлоградский уголь в последнее время заходит сюда в минимальном количестве, предполагаемый морской импорт угля, скорее всего, также будет нацелен на тепловые станции в восточных областях Украины. Поэтому львовским горнякам судьба даровала хороший шанс продемонстрировать свою состоятельность и незаменимость. Другой вопрос, получится ли у них превратить сиюминутный тренд в долгоиграющий. Это во многом зависит и от поддержки со стороны Минэнергоугля, особенно в первые годы потенциального угольного ренессанса на Западной Украине.

Ярослав Ярош

Украина рискует скоро остаться без автомобильной промышленности

4 сентября, 2014 - 11:46
Украина рискует скоро остаться без автомобильной промышленности

Один из лидеров украинского автопрома – Запорожский автозавод (ЗАЗ) – практически остановил производство. Об этом сообщают местные СМИ. Руководство предприятия было вынуждено отправить 21 тыс. работников в неоплачиваемый отпуск. Как пишет «Российская газета», без средств к существованию могут остаться около 100 тыс. жителей Запорожья.

По данным украинской ассоциации «Укравтопром», в июле с конвейера ЗАЗ сошло всего восемь автомобилей, в августе же не было произведено ни одной машины. Компания «УкрАВТО», владелец завода, заявила, что предприятие лишь «уменьшило количество выпускаемой продукции». Однако это не помогло сдержать панику среди местного населения. Сокращения сотрудников владельцы объяснили «адаптацией к современным условиям».

Тем не менее руководство автозавода было вынуждено признать плачевное состояние предприятия. По их мнению, на отрасль пагубно влияют, в частности, «девальвация гривны и связанное с этим снижение покупательной способности, напряжённая геополитическая ситуация в восточном регионе, полная остановка продаж в Луганской и Донецкой областях, уменьшение спроса на автомобильном рынке Украины и объёмов экспорта». Владельцы планируют дальнейшее сокращение производства «до стабилизации экономики страны».

Другие отрасли украинской промышленности также находятся в бедственном положении. Например, Кременчугский сталелитейный завод с персоналом более 5 тыс. человек на днях был вынужден сократить треть работников – 1,6 тыс. человек. Дело в том, что раньше продукция предприятия поставлялась в Россию и у него всегда были заказы. Однако весной этого года местные власти запретили руководству завода вести торговлю с российскими компаниями.

Рынок сбыта завод так и не смог найти ни в США, ни в Евросоюзе. В свою очередь, Россия отозвала у предприятия имеющиеся сертификаты на продукцию, найдя ей замену, а уволенным сотрудникам приходится искать новую работу.

Европеский выбор Украины приводит к печальным результатам в производственном секторе экономики

3 сентября, 2014 - 17:04
Европеский выбор Украины приводит к печальным результатам в производственном секторе экономики

Вот уже несколько месяцев Украина фактически пользуется режимом свободной торговли со странами Евросоюза, действующим до 1 ноября 2014 года, если к тому времени Верховная Рада не ратифицирует соглашение об ассоциации с ЕС. Как заявляют многочисленные украинские и зарубежные специалисты, сближение с Европой принесло реальные плоды: украинский экспорт в ЕС увеличивается по сравнению с прошлым годом. Однако при более пристальном изучении данных Госкомстата Украины по внешней торговле оказывается, что о каких-либо достижениях говорить преждевременно.

Дети кукурузы

Как сообщает Министерство экономического развития Украины, по итогам первого полугодия украинский экспорт в ЕС увеличился на 14% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Премьер-министр Арсений Яценюк в ходе поездки в Черкасскую область 19 августа даже заявил, что поставки одной только сельхозпродукции в Европу возросли за это время на 1,3 млрд долл. Все это, конечно, очень здорово, но… не совсем сходится с данными Госкомстата.

Согласно информации главного национального статистического органа, в январе-июне 2014 года в 28 стран ЕС было отправлено украинских товаров на общую сумму в 9,48 млрд долл., что на 13,3% или 1,11 млрд долл. больше, чем за тот же период годичной давности. При этом немногим менее 30% поставок или порядка 2,8 млрд долл. пришлось на сельскохозяйственное сырье и пищевые продукты, около 25% – на черные металлы и продукцию из них и 11,5% – на минеральное сырье: железную руду и уголь.

Безусловно, более чем 13% увеличение поставок за полгода – это, на первый взгляд, весьма высокий показатель. Однако посмотрим более внимательно, за счет чего был достигнут этот прирост.

Если верить Госкомстату, самым выигрышным украинским продуктом в первой половине текущего года являлась кукуруза. За первые шесть месяцев 2014 года в страны ЕС было отправлено более 6,3 млн тонн этой продукции на сумму 1,26 млрд долл., что на 255 млн долл. больше, чем за тот же период годичной давности. Кроме того, можно отметить устойчивый рост поставок в Европу таких важных сельхозтоваров, как подсолнечное масло и подсолнечный жмых, используемый в качестве сырья для изготовления кормов.

Еще более 250 млн долл. прироста обеспечили украинские металлурги. За полгода они продали в Европу на 2,3 млрд долл. чугуна, ферросплавов, стальных полуфабрикатов, готового проката и труб. Наибольший прирост в объемах поступлений был достигнут за счет экспорта горячекатаных рулонов – свыше 100 млн долл. по сравнению с первой половиной прошлого года. Кроме того, увеличились доходы от поставок полуфабрикатов, товарного чугуна и катанки.

Важным экспортным товаром для Украины стала в текущем году железная руда. В течение первого полугодия в страны ЕС было отправлено около 9,4 млн тонн этого сырья по сравнению с 9,0 млн тонн за тот же период прошлого года. Денежные поступления увеличились более чем на 50 млн долл. Кроме того, почти на 25% или на 34 млн долл. возросли поставки угля из Украины в европейские страны. Более чем на 30 млн долл. прибавил экспорт лесоматериалов, как правило, необработанных либо прошедших первичную обработку.

В то же время в отношении промышленной продукции достижения украинских экспортеров оказались более скромными. Заметный прирост (на 100 млн долл.) по сравнению с первой половиной 2013 года был достигнут по одной-единственной товарной позиции: жгуты кабелей для автомобилей. Как известно, крупным поставщиком этой продукции для автозаводов в Германии и Центральной Европе Украина является с 2003-2004 годов, когда несколько германских фирм разместили соответствующие производства в западноукраинских городках и селах.

Объем продаж сделанных в Украине жгутов кабелей в Европу составил в январе-июне 2014 года почти на 565 млн долл. – больше, чем всей прочей вместе взятой продукции, которую можно условно причислить к машиностроительной. Между тем поставки комплектующих для мобильных телефонов – второй по значимости позиции украинского машиностроительного экспорта в ЕС – сократились на 29% по сравнению с прошлым годом и составили всего 53 млн долл.

Естественно, значительно уменьшились в этом году поставки продукции украинской химической промышленности, прежде всего аммиака и удобрений. Спад затронул здесь все рынки, включая европейский. Зато в Европу поступило 74 тыс. тонн украинских нефтепродуктов на общую сумму в 64 млн долл. Здесь прирост составил более 40%, правда, чистота этих сделок и аутентичность украинской продукции в данном случае вызывают определенные сомнения.

В целом получается, что досрочное предоставление Украине таможенных льгот, обусловленных соглашением по ассоциации, не оказало практически никакого влияния на объемы экспорта в Европу. Черные металлы, за исключением ферросплавов, железная руда и уголь, жгуты кабелей и комплектующие и ранее поставлялись в европейские страны беспошлинно. В то же время поставки пищевой продукции, автомобилей и спецтехники, некоторых видов бытовой техники, производители которых, казалось, должны были больше всего выиграть от снижения пошлин, увеличились крайне незначительно или вообще сократились.

Что день грядущий нам готовит?

Постфактум специалисты объясняют это прежде всего тем, что европейский рынок является очень конкурентным. Все основные ниши на нем давно заполнены, и чтобы вклиниться туда со своим товаром, нужно вложить значительные средства в его продвижение, естественно, при обеспечении должного уровня качества. Очень серьезной проблемой для украинских промышленников стала необходимость внедрения европейских стандартов, что также требует значительных финансовых и временных затрат. Наконец, большая часть украинской промышленной продукции, поставляемой в основном на рынки СНГ и Азии, оказалась просто невостребованной в Европе. Это относится, в частности, к железнодорожным вагонам и локомотивам, автомобилям, самолетам, насосам, электротехнической продукции.

Собственно, все то, о чем еще в прошлом году предупреждали некоторые специалисты, призывавшие не спешить с евроинтеграцией, полностью подтвердилось. За единственным исключением, достигнутый в первой половине 2014 года рост украинского экспорта в Европу был обеспечен за счет поставок черных металлов, сельскохозяйственного и минерального сырья.

Впрочем, зона свободной торговли с ЕС действует пока что всего несколько месяцев. И, может, в дальнейшем мы еще увидим рост поставок? Увы, к сожалению, дела обстоят в точности до наоборот.

Прежде всего, под большим вопросом оказался экспорт в ЕС главного украинского товара – кукурузы. Дело в том, что торговля ею с Европой на самом деле не является свободной. В соглашении об ассоциации установлена беспошлинная квота в размере всего-навсего 400 тыс. тонн. До недавнего времени это не имело значения, так как в Евросоюзе импортная пошлина на кукурузу зависит от ее цены на Чикагской бирже и начинает действовать только в случае понижения котировок до отметки менее 4 долл./бушель или 156,9 долл./тонн. Однако 2014 год выдался урожайным, и в начале июля цены упали ниже этого уровня, в результате чего в ЕС была введена пошлина на кукурузу в размере 94 евро/тонн. Уже к 25 июля квота в 400 тыс. тонн кукурузы для Украины была полностью заполнена, и поставки этой продукции в ЕС прекратились по меньшей мере до начала ноября либо до повышения котировок на Чикагской бирже.

Весьма неопределенными выглядят сейчас перспективы украинских металлургов. Война на Донбассе, артиллерийские и ракетные обстрелы городов и поселков привели к разрушению транспортной и энергетической инфраструктуры и остановке четырех металлургических предприятий (Енакиевского, Макеевского и Донецкого метзаводов, Алчевского меткомбината). "Азовсталь" и Мариупольский меткомбинат им. Ильича резко уменьшили загрузку мощностей, а перспективы их функционирования в ближайшем будущем выглядят достаточно неопределенными. В результате полностью прекращены поставки слябов из Алчевска на дочерние предприятия группы "Индустриальный союз Донбасса" в Восточной Европе, под вопросом оказались поставки полуфабрикатов и плоского проката из Мариуполя в Италию и страны Восточной Европы.

Между тем на восстановление железнодорожных путей, мостов, угольных шахт, линий электропередач и подстанций может потребоваться несколько месяцев. Поэтому очевидно, что экспорт украинской стальной продукции в Евросоюз уже с августа значительно сократится, а рост поставок по итогам первых шести месяцев текущего года может в дальнейшем превратиться в спад.

И уж тем более сомнительным выглядит продолжение экспорта украинского угля в Европу. За первую половину текущего года его объем составил 2,25 млн тонн на общую сумму свыше 170 млн долл. при практическом отсутствии поставок в обратном направлении. Однако теперь самой Украине не хватает энергетического угля, а в правительстве заявляют о необходимости его импорта из США и Австралии.

Поэтому получается, что из основных статей украинского экспорта в Европу не вызывают беспокойства только железная руда да пресловутые жгуты кабелей. Более того, в связи с сокращением объемов выплавки стали в Украине поставщики сырья, очевидно, будут еще более активно продвигать свою продукцию на внешние рынки, включая, естественно, европейский. Тем более что как минимум на венгерском меткомбинате ISD Dunaferr прекращение поставок украинских слябов планируется компенсировать расширением собственной выплавки стали – очевидно, из украинской руды.

Что касается промышленной продукции, то здесь наиболее существенным препятствием для выхода на европейский рынок является, как ни странно на первый взгляд, разрыв экономических связей с Россией. Дело в том, что в четырех крупнейших товарных группах, на долю которых в прошлом году приходилось более 80% украинского машиностроительного экспорта – железнодорожные вагоны и локомотивы, реактивные двигатели и турбины, электротехническая продукция, насосы – объем поставок в Россию был в 15 раз больше, чем в страны ЕС. И компенсировать потерю, даже частичную, российского рынка в обозримом будущем не представляется возможным.

Теряя доходы и прибыли, украинские компании лишаются финансовых средств, которые могли бы быть направлены на модернизацию и освоение выпуска продукции, востребованной в странах Евросоюза. А тяжелый кризис в национальной банковской системе, практически переставшей финансировать реальный сектор, и резкое сокращение объемов иностранных инвестиций и внутренних капиталовложений практически лишают украинских промышленников шансов на продвижение в Европу.

Вообще, как неоднократно предупреждали европейские и украинские эксперты, заключение соглашения об ассоциации с ЕС – это не более чем потенциальная возможность для расширения присутствия украинских компаний на европейском рынке. А то, что ею сумели воспользоваться лишь сырьевики и металлурги благодаря удачной рыночной конъюнктуре и не смогли химики и машиностроители, это уже реальная жизнь.

Вот и получилось, что украинцы стремились в Европу, а экономика и внешнеторговый баланс страны все больше приобретают черты, характерные для Африки.

Виктор Тарнавский

Яценюк доволен крахом промышленности: Зависимость от России – все меньше, меньше и меньше

3 сентября, 2014 - 16:43
 Зависимость от России – все меньше, меньше и меньше

Премьер Арсений Яценюк на заседании правительства в среду выразил удовлетворение по поводу продолжающегося разрыва экономических связей Украины и России.

«Зависимость от России – все меньше, меньше и меньше. Этого не надо бояться. Этот вызов – наоборот, возможность переориентировать экономику, энергетику. И вообще переориентировать страну – с зависимости на Россию на независимость вместе с ЕС», — сказал Яценюк.

Отметим, что накануне даже МВФ признал пагубность разрыва связей с Россией для украинской экономики – ситуация в экономике развивается хуже, чем фонд прогнозировал ранее. Причина – война на Донбассе, остановка предприятий и закрытие рынка РФ.

Азовмаш - ставка на металл

2 сентября, 2014 - 18:00
Азовмаш - ставка на металл

Несмотря на общий кризис в стране и боевые действия на Донбассе, компания "Азовмаш" продолжает активно работать, привлекая внутренние и экспортные контракты. И если на рынке вагонов ситуация остается сложной, то продажи металлургического оборудования холдинг может снова нарастить.

В конце августа холдинг "Азовмаш" заключил сразу два контракта на поставку засыпных аппаратов для домен обоих основных метпредприятий ИСДАлчевского МК (АМК) и Днепровского МК им. Дзержинского (ДМКД). Для первого будет изготовлен агрегат диаметром 5 м и массой 43,3 тонн, для второго – диаметром 4,8 м на 38,75 тонн.

Кроме того, в мариупольской компании сообщают, что несколько ранее входящее в нее ПАО "Азовобщемаш" отправило засыпной аппарат диаметром 5 м на МК "Азовсталь", а сейчас изготавливает для этого МК бесконусное загрузочное устройство (будет применено при капремонте ДП № 4). С металлургами Украины, России и дальнего зарубежья активно ведется дальнейшая предконтрактная работа по поставке засыпных аппаратов.

Вопреки обстоятельствам

Работает "Азовмаш" и по другим контрактам, несмотря на сложную ситуацию в регионе и стране. Так, заканчивается изготовление опорного кольца конвертера емкостью 350 тонн для кислородно-конвертерного цеха "Азовстали", которая ранее получила корпус данного конвертера. Изготавливается опорное кольцо конвертера емкостью 160 тонн для Мариупольского МК им. Ильича, корпус 350-тонного конвертера для группы "Северсталь" (РФ). Наряду с этим в 2014 году "Азовмаш" отгружал готовую продукцию российскому Новолипецкому МК, в Венгрию, Индию, Алжир.

Вопреки трудностям на рынке ж/д вагонов, продолжается и разработка новых моделей подвижного состава. В частности, весной ММК им. Ильича начал подконтрольную эксплуатацию полувагонов новой модели 12-1905 с грузоподъемностью 75,5 тонн и объемом кузова 90 куб. м на инновационных тележках модели 18-1711 с осевой нагрузкой 25 тонн. Изделия созданы Головным специализированным КБ вагоностроения им. В.М. Бубнова, входящим в "Азовмаш".

А летом рынку была представлена новая ж/д цистерна для сжиженных углеводородных газов модели 15-1780-05 с улучшенными технико-экономическими параметрами и грузоподъемностью 55 тонн. Ранее в 2013 приазовские машиностроители начали серийный выпуск нового типа цистерн для химических грузов, новых моделей крытого вагона с теплоизоляцией, вагона-термоса, хопперов различного назначения. "При сегодняшней неблагоприятной конъюнктуре вагонного рынка только создание подвижного состава повышенной грузоподъемности позволяет вести эффективную маркетинговую работу. При этом мощная база технического переоснащения дает возможность быстро перестраиваться на серийное изготовление новых типов грузовых вагонов", – отмечает гендиректор ПАО "Азовмаш" Игорь Карапейчик.

Посильные перспективы

Экономисты подтверждают: многопрофильность номенклатуры и вертикальная интеграция (включая металлургию, вагонное литье) входят в число принципиальных конкурентных преимуществ холдинга. Известно, что, кроме металлургического оборудования и вагонов, он производит подъемно-транспортную, в том числе различные краны, горнорудную, топливозаправочную технику и др. Кроме того, в числе плюсов отраслевой аналитик Владимир Пиковский называет расположение в портовом районе, территориальную близость к зарубежным рынкам сбыта, долгосрочные деловые отношения с крупными потребителями. Неудивительно, что почти 90% продукции предприятия идет на экспорт, а само оно оценивается независимыми источниками в 700-800 млн долл. даже в условиях системного кризиса в стране. Рентабельность в 2013, согласно корпоративной отчетности, составила 5%.

Последняя цифра актуальна в свете возможной приватизации компании: в августе Фонд госимущества включил контрольный пакет (50%+1 акцию) ПАО "Азовмаш" в приватизационный список на этот год. Специалисты полагают, что стремление Кабмина почти любой ценой получить деньги для дефицитного госбюджета и кризисной экономики может привести к продаже госдоли в холдинге по сниженной цене. Эксперт по экономической политике Виталий Кулик допускает реализацию госпакета за 50-70 млн грн., что в десятки раз меньше реальной рыночной капитализации.

С этим допущением согласны и другие экономисты: президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко не исключает поспешных теневых схем при разгосударствлении этого и других привлекательных активов (например, Одесского припортового завода, оставшихся госакций облэнерго, а в будущем – подразделений НАК "Нафтогаз Украины", "Укрзализныци"). И добавляет, что получить контроль над крупным и эффективным машиностроительным холдингом были бы заинтересованы многие игроки мирового уровня. "Не хотелось бы, чтобы это означало передел собственности по результатам смены власти в стране. А такие поползновения сегодня есть. Они способны навредить не только отдельным предприятиям, но и целым отраслям, всей экономике", – говорит аналитик.

Пока же "Азовмаш" продолжает работать в нынешней критической обстановке. В.Кулик отмечает: в ближайшей перспективе на деятельность компании будут влиять такие позитивные факторы, как восстановление глобального металлопроизводства (в 2014 ожидается рост на 3,1%, в 2015 – еще на 3,3%) и возможная в следующем году относительная нормализация отношений Киева с Москвой.

Если же последнего не произойдет, то под угрозу ставится ключевой сбытовой вектор холдинга, и это было бы крайне нежелательно. В 2013 из-за политико-торговых конфликтов с россиянами его продажи вагонов уже упали на 32%, до 10471 штук (в стоимостном выражении – на 38%, до 5536,6 млн грн.). А итоги-2014 в сложившейся обстановке даже трудно себе представить. В то же время прошлогоднее сокращение реализации подвижного состава удалось отчасти компенсировать ростом продаж металлургического оборудования на 28,8%, до 418,3 млн грн. Предприятие продолжает активно действовать на данном рынке и может снова увеличить доход с него вопреки всем неблагоприятным обстоятельствам. Особенно если не помешают военные действия и новое ухудшение общей ситуации в стране.

Максим Полевой

Китай и Индия ввели пошлины на импорт коксующегося угля

1 сентября, 2014 - 09:29
Китай и Индия ввели пошлины на импорт коксующегося угля

В Китае это решение окажет поддержку национальным добывающим компаниям и не причинит ущерба производителям стали, у которых есть и местные источники поставок. В Индии же, которая остро зависит от импорта угля, дополнительные затраты изрядно обременят бюджеты сталелитейных групп. Аналогичный эффект окажет и отзыв всех лицензий на добычу угля, выданных за 1993-2009 годы. Однако новой власти всегда нужны новые источники доходов, поэтому решение останется в силе. Зато спрос на мировом рынке несколько повысится, поскольку многие потребители из обеих стран захотят пополнить свои запасы.

Китайская загадка

Сопоставление данных по объемам производства стали и угля в Китае вызывает некоторое недоумение. Страна продолжает наращивать объемы выплавки металла. По данным National Bureau of Statistics, за первые 7 месяцев было произведено 480,76 млн тонн (годовой прирост – 2,7%). Но, как ни странно, импорт коксующегося угля за этот же период сократился на 12,6%, до 36 млн тонн. Правда, этот импорт составляет только 10% потребления, но и национальная добыча всех видов угля уменьшилась до 2,163 млрд тонн (годовой спад – 1,45%). Возникает вопрос: откуда заводы взяли нужные объемы сырья?

Нетрудно подсчитать, что для производства 480,76 млн тонн стали необходимо около 370,2 млн тонн коксующегося угля (по данным World Coal Association, на выплавку 1 тонны стали используется 770 кг). Если вычесть импорт, получится, что в стране за 7 месяцев использовано 334,2 млн тонн коксующегося угля собственной добычи.

С другой стороны, в последние два года китайская промышленность добывала коксующийся и энергетический уголь в соотношении 1:7. Если это соотношение сохранилось, то коксующегося угля было произведено только 313,3 млн тонн. Если же китайские угольщики действительно поставили сталелитейной отрасли 334,2 млн тонн, то совокупная добыча должна была составить 2,674 млрд тонн, то есть на 510,6 млн тонн больше, чем сообщила China Coal Transport and Distribution Association.

Есть несколько правдоподобных объяснений этого несоответствия. Наиболее вероятное из них – изменение соотношения категорий добываемого угля до 1:5,5. Такая перемена может быть связана с появлением новых предприятий по добыче коксующегося угля в провинции Шаньси (главный регион по добыче этого сырья). В апреле прошлого года аналитики Standard Chartered подсчитали, что за 2013-2015 годы в Шаньси появится 111 млн тонн новых добывающих мощностей, основная часть которых будет введена в эксплуатацию в первые два года. Второе возможное объяснение – частичное удовлетворение спроса за счет использования складских запасов. Третье – сокращение использования коксующегося угля за счет повышения эффективности сталелитейных заводов, но этот фактор совсем незначительно влияет на потребление.

Похоже, первое объяснение – самое вероятное. Хотя цены на импортное сырье упали до семилетнего минимума, не исключено, что заводам, расположенным поблизости от добывающих провинций, стало выгоднее приобретать местный уголь. Получит ли эта тенденция дальнейшее развитие, зависит от того, смогут ли китайские добывающие компании и дальше наращивать производство коксующегося угля.

По этому поводу есть серьезные сомнения: при нынешнем уровне цен (на азиатском спотовом рынке сделки заключаются по 113 долл./тонн) не менее 30% глобальных производителей работают в убыток. Кстати, доля таких компаний увеличится до 50%, если в их расходы включить затраты на модернизацию основных фондов. Фактически многие угольные компании уже сокращают добычу, особенно в Северной Америке. Канада и США занимают второе и третье место после Австралии по объемам экспорта коксующегося угля, и в последние годы на долю этих стран приходится около 90% морских поставок. При этом, по данным China Coal Industry Association, примерно 70% китайских угольных компаний перешагнули порог рентабельности. Это означает, что выживать китайским угольщикам труднее, чем их заокеанским конкурентам, и вряд ли они способны существенно нарастить добычу при нынешних ценовых тенденциях.

С другой стороны, сейчас производители угля получают определенную государственную поддержку: власти провинций активно снижают налоговую нагрузку на местные добывающие компании. При этом центральное правительство обдумывает введение пошлин на импорт угля. С начала сентября планируется взимать 3% мзду за поставки материалов невысокого качества, главным образом энергетического угля из Австралии. Но пошлинами обложат и коксующийся уголь с высоким содержанием серы (более 0,6%) и зольностью выше 15%. На рынке это воспринимают как попытку предотвратить потенциальное сокращение доходов в бюджет, связанное с поддержкой добывающей отрасли местными властями. Возможно, это так и есть, но побочным эффектом такого шага окажется повышение конкурентоспособности китайских компаний. Дело в том, что решение о пошлинах не причинит ущерба сталелитейным заводам. В условиях "рынка покупателя" дополнительные расходы придется принимать на себя зарубежным поставщикам, а это будет для них весьма непросто в нынешнем ценовом климате.

Характерно, что пошлины не будут взиматься с основного австралийского экспорта – угля с низкой зольностью и содержанием серы менее 0,6%. Поэтому не возникнет барьеров против импорта большинства углей премиум-класса BHP Billiton-Mitsubishi Alliance, канадской компании Teck и российской группы Mechel. Таким образом, китайские заводы продолжат закупать эти угли без помех.

А вот большинство других марок превышают установленную норму либо по зольности, либо по сере. Поэтому под действие пошлин подпадут твердые коксующиеся угли с главного месторождения Vale в Мозамбике (Chipanga), а также продукция североамериканских компаний Walter Energy (месторождение Blue Creek No. 7), Cliff (разрез Pinnacle), уголь с Buchanan, который добывает Consol и угли Teck из разреза Eagle. В сегментах полутвердого и слабоспекающегося коксующихся углей превышает норму продукция BMA (месторождение Gregory), Rio Tinto (разрез Kestrel), Yancoal (Stratford) и российской шахты "Распадская". В отношении сырья для пылеугольного вдувания (PCI) под действие новых пошлин могут попасть Jellinbah, Yancoal (Yarrabee), Cockatoo (Baralaba) и Anglo American (Drayton). При этом на угли из стран Юго-Восточной Азии пошлины не будут распространяться. Это исключение защитит от дополнительных затрат Borneo Lumbung Energi & Metal (Tuhup) и Energy Alliance (Harfa).

Стоит отметить, что китайское новшество не нанесет смертельного удара и по тем компаниям, с которых пошлины будут взиматься: все-таки 3 долл./тонн – не слишком большая разница в цене. Кроме того, заводы юга и северо-востока продолжат покупать импортный уголь высшего качества, даже если эти дополнительные 3 долл. поставщики сумеют с ними разделить – сумма незначительна по сравнению с затратами на железнодорожную транспортировку сырья из Шаньси или Таншаня (провинция Хэбэй).

Индийские страдания

Сталелитейная промышленность Индии использует главным образом импортный коксующийся уголь, и, как сообщило рейтинговое агентство ICRA, продолжительное падение международных цен положительно сказалось на их результатах в первом квартале 2014-2015 финансового года. Однако новое правительство страны решило ввести пошлины на импорт этого сырья. Сбор установлен в размере 2,5%.

Производителей стали эта инициатива не порадовала. В отличие от китайских заводов, которые могут рассчитывать на альтернативные поставки местного угля и, соответственно, диктовать условия заморским продавцам, индийские компании практически полностью зависят от импорта. Понятно, что дополнительные затраты им придется принять на себя. По приблизительным оценкам индийских экспертов, введение пошлины увеличит затраты на производство стали на 200 рупий/тонн.

В среднем Индия импортирует 35-40 млн тонн коксующегося угля в год. Единственный в стране производитель этого сырья – Bharat Coking Coal (BCCL), дочерняя компания государственной группы Coal India Limited – добывает только 30 млн тонн в год. Несмотря на хронический дефицит, BCCL планирует увеличить объемы добычи всего на 10 млн тонн и только в 2017 году, и еще на столько же – в 2020. Это означает, что в ближайшие годы дефицит будет усугубляться. По прогнозу местных аналитиков, не исключено, что за следующие 10-12 лет импорт коксующегося угля увеличится втрое, до 120 млн тонн.

При таких перспективах сталелитейные компании активно добиваются пересмотра решения о пошлинах. Они заинтересованы также в отмене повышения таможенного сбора от 2 до 2,5% на энергетический уголь. По словам председателя Steel Authority of India (SAIL) Чандры Шехара Вермы, пошлина на коксующийся уголь особенно сильно отразится на марже интегрированных производителей. В требованиях отмены нового сбора его активно поддерживают руководители Gujarat NRE Coke и Essar Steel Group.

Кстати, ожидается, что повышенные производственные затраты подтолкнут производителей легированной стали к повышению цен на 500-1000 рупий/тонн. За последние два месяца эти затраты выросли примерно на 1600 рупий/тонн, поскольку увеличились цены на железную руду, дизельное топливо, цинк, а теперь и на коксующийся уголь. Разумеется, компании стремятся переложить часть расходов на потребителей.

В принципе стремление новых властей к пополнению бюджетных доходов вполне естественно, но в условиях хронического дефицита решение о пошлине представляется непродуманным. Правда, новые лидеры страны считают, что зависимость от импорта коксующегося угля можно ослабить путем внедрения в производство стали новых водородных технологий. По их словам, от такой модернизации выиграют и производители, и потребители. Однако, если учесть затраты на переоснащение, подобные идеи начинают представляться откровенной демагогией.

Тем не менее не стоит рассчитывать, что власти откажутся от нового источника пополнения казны. То же относится к инновациям типа повышения роялти и отзыва всех угольных лицензий, выданных с 1993 по 2009 год. Аннулирование этих лицензий приведет, по оценкам Macquarie Research, к увеличению импорта на 3 млрд долл. Верховный суд счел, что они были выданы незаконно, и теперь займется расследованиями по каждому случаю. Возможно, некоторые из них будут возвращены, но сколько и когда – тайна, покрытая мраком. Таким образом, в отличие от Китая, где от введения пошлины выиграют производители и стали, и угля, в Индии национальные компании могут пострадать. Ничего не поделаешь – деньги нужны всем.

Галина Резник

Донецкий металлургический завод закрыл оставшееся производство

30 августа, 2014 - 22:07
Донецкий металлургический завод закрыл оставшееся производство

Крупный украинский производитель металлопродукции «Донецксталь – металлургический завод», входящий в группу «Донецксталь», 28 августа остановил последнее оставшееся производство на предприятии - выплавку чугуна на доменной печи №2, в связи с опустошением складов с запасами сырья, из-за проводимой киевской властью карательной операции в Донбассе.

Доменные печи Донецкого металлургического завода (ДМЗ) остановлены в специальном режиме, что при накоплении достаточного количества сырья, позволит оперативно запустить их в работу.

Для устранения проблем, возникших с сырьевым обеспечением, руководство завода приняло решение осуществлять доставку окатышей железнодорожным транспортом до станции Димитров, что под Красноармейском Донецкой области, где будет производиться их перегрузка в автомобильный транспорт с последующей доставкой на ДМЗ. В настоящее время заключаются договора на предоставление соответствующих услуг с автотранспортным предприятием «УКРСТРОЙ» (Красноармейская автобаза), также входящим в группу «Донецксталь».

Основным видом деятельности АТП «УКРСТРОЙ» является оказание предприятиям группы «Донецксталь» таких видов автоуслуг как грузоперевозки, пассажирские перевозки, а также обеспечение их спецтехникой и механизмами.

Также сообщается, что первая партия окатышей (около 2,7 тыс. тонн) уже находится в Димитрове. При этом для возобновления работы одной из доменных печей (ориентировочно №1) необходимо 24 тыс. тонн окатышей.

Читайте также: Украинские ВС обстреляли Ясиновский коксохимзавод

Как сообщала Металлургия в Украине, с 15 апреля в Донбассе проводится карательная операция против мирных жителей, украинская армия и различные частные батальоны, а также иностранные наемники, обстреливают жилые кварталы, а также уничтожают инфраструктуру и промышленные предприятия городов Донецкой и Луганской областей.

Читайте также: Виктору Нусенкису не хватает финансов на завершение реконструкции остановленного Донецкого металлургического завода

18 августа горно-металлургическая группа «Метинвест» заявила об остановке своих четырех предприятий, расположенных в Донецкой области, из-за повреждения линий электропередач в результате артиллерийского обстрела. В частности, была полностью остановлена работа на Енакиевском металлургическом заводе, Енакиевском коксохимпроме и Харцызском трубном заводе. Также обесточенным остается Авдеевский коксохимический завод.

Кроме того, с 28 августа остановлен Алчевский меткомбинат из-за отсутствия сырья.

Справка Металлургии в Украине: «Донецксталь» - металлургический завод» создан в 2002 году на базе доменного и мартеновского цехов Донецкого металлургического завода.

«Донецксталь» - металлургический завод» входит в группу «Донецксталь», подконтрольную бизнесмену Виктору Нусенкису, которая является одним из крупнейших производителей коммерческого высококачественного концентрата коксующегося угля, кокса и металлопродукции.

"Донецксталь-метзавод" в 2013 году снизил чистую прибыль в 5,7 раза по сравнению с 2012 годом – до 79 млн грн с 449,6 млн грн.

Алчевский металлургический комбинат остановил производство стали

27 августа, 2014 - 13:10
Алчевский металлургический комбинат остановил производство стали

Находящийся в эпицентре карательной операции Киева Алчевский металлургический комбинат (АМК) Индустриального союза Донбасса вынужденно приостановил производство стали и проката из-за отсутствия сырья. Об этом с ссылкой на информированный источник сообщили в «Капитале».

«Все на холостом ходу из-за отсутствия сырья. Узел железнодорожных путей, через который поступают материалы и отправляют продукцию, взорван. Восстановление путей невозможно в связи с ведением военных действий в регионе», — сказал источник «Капитала».

Вместе с тем в сообщении указано, что проблем с подачей энергоносителей и электроэнергии в частности на АМК нет.

Напомним, что в направлении Алчевска в настоящее время ведутся боевые действия украинских силовиков, а сам город контролируется представителями  Луганской народной республики.

Ранее сообщалось, что в связи с разрушениями железнодорожной инфраструктуры на востоке Украины остановка грозит практически всем крупным промышленным предприятиям региона. Мариупольские металлургические заводы группы Метинвест предпринимают попытку организовать подвоз сырья по морю – каботажными судами, однако о результатах этих усилий не сообщается.

Работа над ошибками в горнорудной промышленности

27 августа, 2014 - 13:06
Работа над ошибками в горнорудной промышленности

Глобальный экономический кризис и его последствия для горнорудной промышленности привели к радикальным изменениям корпоративных стратегий. Компании отказались от курса на диверсификацию и пытаются сосредоточиться на основных видах деятельности. При этом лидеры рынка железной руды затеяли грандиозные расширения, которые на фоне торможения китайского спроса обусловили значительный избыток поставок. Этот избыток обрушил цены. И хотя крупнейшие компании остались прибыльными, полученная экономия на масштабах отнюдь не компенсирует ценовые потери. А выгоды от вытеснения с рынка менее эффективных конкурентов вызывают серьезные сомнения.

Портфельный разворот

Концепция диверсификации десятилетиями была превалирующей в корпоративной политике крупных компаний. Институциональные инвесторы подталкивали топ-менеджеров к инвестициям в будущее и росту любой (вернее, почти любой) ценой. Однако в последние годы стало очевидным, что некоторые из огромных инвестиционных программ оказали отрицательный эффект на итоговую строку баланса прибылей и убытков, а из-за ориентации на рост руководители выпускают из-под контроля затраты на деятельность уже имеющихся предприятий. В результате полетели головы топ-менеджеров, а направление институционального давления изменилось. Поэтому теперь горнорудные гиганты ориентируют развитие на упрощение структуры и концентрацию на основных видах деятельности.

Так, Rio Tinto активно пытается найти покупателя на свое алюминиевое подразделение, которое досталось компании при покупке Alcan, сделанной в неудачный момент и за слишком большие деньги. Решение по этой сделке стоило кресла гендиректору Тому Олбансу, хотя к моменту его прихода к власти вопрос о покупке Alcan был уже согласован практически на всех уровнях. Кроме того, Rio ищет покупателей на другие активы, которые теперь считает неосновным бизнесом, чтобы сосредоточиться на железной руде, угле, меди и, возможно, калии. Правда, в успехе этих начинаний есть серьезные сомнения. Пару лет назад группа уже пыталась продать свои крупные алмазные активы, но так и не нашла покупателя, который согласился бы предложить за них приемлемую, с точки зрения Rio, цену. Это и понятно – в период спада можно сделать выгодные покупки, а вот продажа активов сопряжена с большими трудностями.

В свою очередь, бразильская Vale хотела бы сосредоточиться на железорудном бизнесе. Эта компания диверсифицирована меньше, чем конкуренты, но у нее есть крупное никелевое подразделение, и с этими активами у группы существуют определенные проблемы. Кроме того, сейчас Vale распродает пакеты акций в своих угольных и калиевых предприятиях и изыскивает возможности упростить структуру менеджмента.

Наконец, BHP Billiton объявила о крупном разделении слившихся ранее компаний. Группа намерена сосредоточиться на бизнесе в сферах железной руды, угля, и калия. Кроме того, BHP сохранит активы в нефтегазовом и медном сегментах. Однако вместо распродажи неосновных активов BHP решила объединить их в новую, менее диверсифицированную дочернюю компанию, которая займется алюминиевым, угольным, марганцевым, никелевым и серебряным бизнесом. Эта фирма будет идти своим путем, без поддержки прибылями от основной деятельности BHP. Она освободит родительскую компанию от активов, относящихся к основному бизнесу (алюминий и уголь), которые BHP получила в результате слияния с Billiton в 2001 году. Эти предприятия расположены в Южной Африке, где горнорудная деятельность сопряжена с серьезными проблемами – бизнес затрудняют трудовые конфликты, призывы к национализации месторождений и общая экономическая нестабильность.

Гендиректор Эндрю Маккензи дал вполне дипломатичное объяснение этих планов. Он сообщил, что общую стоимость предприятий, которые планируется передать новой компании, аналитики оценивают в сумму порядка 15 млрд долл., причем многие из них входят в число наиболее конкурентоспособных в своих отраслях. В частности, это относится к алюминиевым и марганцевым активам, а также к месторождениям Cerro Matoso Nickel, Energy Coal South Africa, Illawarra Metallurgical Coal и серебряно-свинцово-цинковому предприятию Cannington. В пресс-релизе BHP сказано, что в результате будет сформирована глобальная горнорудная компания с активами в пяти странах, специализированным менеджментом, корпоративной структурой и стратегией, специально разработанной для повышения эффективности. Акционеры BHP Billiton получат 100% ценных бумаг новой компании, которая пройдет листинг в Австралии и на фондовой бирже Иоганнесбурга, пропорционально их пакетам в нынешней фирме.

С другой стороны, Маккензи сообщил: "В результате экстенсивных инвестиций последних лет и мощного роста нашего основного бизнеса у нас получилось, что две крупные компании втиснуты в один портфель. Этот план даст возможность обеим полностью реализовать свой потенциал". По его словам, такая схема позволит BHP Billiton значительно увеличить концентрацию на огромной базе ресурсов, которая создает фундамент ее конкурентного преимущества и сделает ее бизнес более прибыльным. Кроме того, гендиректор отметил: "Концентрируясь на том, что мы делаем лучше всего – на разработке крупных месторождений – мы получим возможность дальше повышать производительность, причем будем делать это быстрее и надежнее. С более простым портфелем мы можем добиться ежегодной экономии затрат в объеме 3,5 млрд долл. к концу 2017 финансового года".

Правда, несмотря на этот мажорный аккорд, инвесторы восприняли планы руководства с весьма сдержанным оптимизмом. Понятно, что менеджмент BHP пытается таким образом избавиться от весьма неудобных активов. В отношении же экономии затрат и ее вклада в прибыльность основного бизнеса многие и вовсе проявили серьезный скепсис.

Стратегический казус

В августе BHP презентовала свой финансовый отчет, из которого следует, что компания добилась серьезных успехов в сфере сокращения издержек. Экономия затрат на ее крупнейшем месторождении железной руды в Западной Австралии составила 12%, а на угольных активах в Квинсленде – 24%. Компания сообщила, что за счет повышения производительности и эффективности в финансовом году, завершившемся в июне 2014, экономия составила 2,9 млрд долл. и более чем вдвое превысила поставленную цель (1,1 млрд долл.). Поскольку чистый доход BHP за этот период составил 13,4 млрд, вклад экономии в прибыль достиг примерно 22%, то есть оказался весьма впечатляющим. Правда, впечатление оказывается несколько иным, если оценивать этот успех с точки зрения потенциала дальнейшей экономии и вероятных тенденций на сырьевых рынках.

За отчетный период компания произвела рекордные 225 млн тонн железной руды, выручка от продаж которой составила почти 23 млрд долл. Это составляет 34% совокупного дохода группы. При этом среднегодовая цена руды BHP была на 6% ниже, чем в предыдущем периоде и составила 103 долл./тонн. Ну, а в текущем году спотовые цены упали на 31%, до 93 долл., и, по консенсус-прогнозу пула аналитиков, опрошенных агентством Reuters, в обозримом будущем останутся ниже 100 долл. Ведь крупные расширения добычи компаниями BHP, Rio Tinto и Vale в условиях торможения роста китайского спроса завалили рынок избытком руды.

Аналитик Reuters Клайд Расселл подсчитал, что тонна руды сейчас стоит на 41,2 долл. меньше, чем в начале текущего года, тогда как сокращение затрат у BHP привело к экономии примерно 3,53 долл. на добыче тонны к концу июня. При этом на презентации BHP были представлены оценки влияния изменения цен на ожидаемую прибыль в период до конца июня 2015 года. Снижение цены на 1 долл. уменьшит чистую прибыль (после налогообложения) на 135 млн. Компания планирует за этот период произвести 245 млн тонн руды, что на 20 млн тонн больше, чем раньше. Но получается, что доход от продажи этих дополнительных тонн будет заметно перевешен снижением прибыли из-за упавшей цены. И если BHP добьется продажной цены 96 долл./тонн, которую предсказывает консенсус-прогноз на 2015 год, ее прибыль от продаж руды уменьшится на 7 долл. на тонне по сравнению с результатом 2014 финансового года. А совокупная чистая прибыль железорудного подразделения сократится при этом на 945 млн долл.

Таким образом, с выгодами от расширения производства руды может произойти то же, что и в угольном бизнесе, где компании увеличивали добычу из соображений снижения удельных затрат, но возникший избыток поставок обвалил цены и прибыли. При этом если цена на нерафинированную нефть упадет на 1 долл./баррель, прибыль BHP сократится на 50 млн долл., удешевление меди на 1 цент/фунт уменьшит ее еще на 30 млн., а снижение стоимости угля на 1 долл./тонн вычтет из прибыли еще 30 млн долл. Разумеется, если будет реализован маловероятный сценарий, и цены на все эти виды продукции начнут восстанавливаться, прибыль начнет расти. Тем не менее существует большой риск, что они останутся в среднем ниже, чем в прошедшем финансовом году.

Фактически BHP имеет возможность увеличивать прибыльность только за счет дальнейшего сокращения затрат и ограничения капитальных расходов. И компания на это вполне способна. Остается без ответа только один вопрос: смогут ли BHP и ее конкуренты сокращать затраты с той же скоростью, с которой будет происходить падение цен?

Галина Резник

«Металлоинвест» сдает никель. Компания продала 1,5% акций «Норникеля» за $490 млн

26 августа, 2014 - 15:18
«Металлоинвест» сдает никель. Компания продала 1,5% акций «Норникеля» за $490 млн

«Металлоинвест» Алишера Усманова сократил свой пятипроцентный пакет в ГМК «Норильский никель», который считает портфельной инвестицией. Компания реализовала на рынке 1,5% акций ГМК за $490 млн.

Железорудная компания «Металлоинвест» (входит в USM Holdings Алишера Усманова, Владимира Скоча и Фархада Мошири) продала 1,5% из своего пятипроцентного пакета в ГМК «Норильский никель», говорится в отчете компании за первое полугодие, опубликованном во вторник. В июне «Металлоинвест» продал 0,8% «Норникеля» на сумму $251 млн, в июле компания реализовала еще 0,7% за $239 млн.

О том, что «Металлоинвест» нанял брокеров для продажи части своего пакета в ГМК, “Ъ” сообщал 16 июня. Об этом рассказывали источники “Ъ” на рынке и собеседники, близкие к акционерам «Норникеля». Гендиректор USM Advisors (управляет активами Алишера Усманова), председатель совета директоров УК «Металлоинвест» Иван Стрешинский тогда пояснял, что речь идет о стандартной работе с портфельной инвестицией. «Мы не занимаемся целенаправленной продажей всего пакета акций ГМК “Норильский никель”. Мы занимаемся всего лишь монетизацией этого пакета. Когда цена высокая, мы продаем. Когда цена низкая, мы покупаем»,— говорил топ-менеджер. Источники говорили, что порог продажи в системе управления пакетом «Металлоинвеста» в «Норникеле» установлен на уровне более $20 за ADR — на этом уровне котировки держались в начале июня.

Представитель «Металлоинвеста» сказал, что бумаги «Норникеля» были проданы на рынке, покупатели акций неизвестны (источники уверяли, что крупнейшие акционеры ГМК, «Интеррос» Владимира Потанина, «Русал» Олега Дерипаски и Millhouse Романа Абрамовича не планировали приобретать эти бумаги). Для «Металлоинвеста» акции ГМК — портфельная инвестиция, поэтому, когда рыночная цена расписок была высока, компания решила монетизировать часть пакета, объясняют в «Металлоинвесте». Будет ли компания в дальнейшем снижать или увеличивать пакет в «Норникеле», не раскрывается.

«Металлоинвест» стал акционером «Норникеля» в 2008 году, Алишер Усманов планировал содействовать примирению конфликтовавших тогда Владимира Потанина и Олега Дерипаски и создать глобальный металлургический альянс. Но в итоге в конце 2012 года конфликт был урегулирован при содействии Романа Абрамовича. Тогда пакет «Металлоинвеста» в ГМК стал рассматриваться компанией исключительно как портфельная инвестиция.

Анатолий Джумайло

В предчувствии сделок. В 2014-2015 годах в мировой металлургии должно быть больше слияний и поглощений

26 августа, 2014 - 09:19
В предчувствии сделок. В 2014-2015 годах в мировой металлургии должно быть больше слияний и поглощений

С одной стороны, этому способствует восстановление металлорынков, с другой – по-прежнему недостаточная доходность операторов этих рынков. В РФ и Украине к этим факторам добавляются экономическая нестабильность и политические события.

На фоне постепенного восстановления мировой экономики приходит в себя и глобальная металлургия. По данным World Steel Association, в 2013 году видимое потребление стали в мире возросло на 3,6%, до 1,481 млрд тонн, в этом году ожидается рост на 3,1%, а в 2015 – на 3,3%. В этом контексте эксперты говорят и об оживлении слияний и поглощений (M&A) в мировом ГМК, объем которых в 2013 увеличился примерно на 15%, до 120 млрд долл.

Глобальные тенденции

Впрочем, это касается всего ГМК в целом, тогда как именно металлургический сегмент M&A продемонстрировал рекордно слабые показатели. По мнению экономистов, это было вызвано такими главными факторами, как макроэкономическое охлаждение развивающихся рынков, по-прежнему недостаточная доходность металлургического бизнеса, а также разрыв между ожиданиями покупателей и продавцов меткомпаний. Руководитель подразделения Ernst&Young Global Mining & Metals Transactions Ли Даунхэм отмечает, что в современной обстановке владельцам не нужно продавать активы срочно, равно как и покупатели остаются осторожными. В результате преобладают низкорисковые и внутристрановые сделки, которые направлены не на рост бизнеса, а на его укрепление и рост прибыли. Основная активность пришлась на Северную Америку: около 30 млрд долл. корпоративных приобретений в ГМК по итогам 2013 года, в то время как годом ранее лидировала Азия.

В 2014-2015 годах аналитики прогнозируют оживление металлургических M&A. Однако это связано не столько с восстановлением отрасли, сколько с сохранением неблагоприятных явлений. Слабая ценовая конъюнктура и связанная с ней низкая рентабельность операторов создают предпосылки для отраслевой консолидации (то есть слияний) при осуществлении сделок по мультипликаторам ниже фундаментальной стоимости, констатирует глава группы по оказанию услуг предприятиям горнодобывающей и металлургической отраслей отделения Ernst&Young в России Евгений Хрусталев.

И уже начало года ознаменовалось достаточно большим приобретением: шведский металлопроизводитель SSAB покупает своего финского конкурента Rautaruukki Oyj (или Ruukki) за 10,1 млрд шведских крон, то есть примерно 1,1 млрд евро. Ежегодная мощность новой структуры с площадками в Швеции, Финляндии и США составит 8,8 млн тонн стали.

Специалисты называют данную сделку вполне понятной и обоснованной в свете описанной консолидационной склонности глобального рынка металлургических M&A. "Когда маржа в этом бизнесе падает до минимума, возможна определенная консолидация сильных игроков. Вот и в этом случае мы получаем сильного игрока с диверсифицированным портфелем продукции с высокой добавленной стоимостью и с отличной системой сбыта, – комментирует эксперт ИК "Ренессанс Капитал" (РФ) Борис Красноженов. – SSAB известен на рынке высокопрочных сталей и поставляет их для машиностроения, Ruukki – крупный участник рынка строительных сталей и спецсталей, плюс нержавейки. Обе компании обладают развитыми сетями сервисных и дистрибьюторских центров в регионе. При этом у SSAB сильное присутствие в США, а Ruukki работает на строительном рынке СНГ". Контракт предполагает, что акционеры SSAB получат 58% в уставном фонде объединенной корпорации и 75% голосов, акционеры Rautaruukki – 42% в капитале и 25% голосов. Экономический эффект от слияния оценивается в 150 млн евро в год.

А в качестве примера небольшой, но перспективной покупки можно привести заявленный интерес ArcelorMittal в приобретении проблемного метактива Ilva, одного из крупнейших в Европе. Сейчас комбинат на грани закрытия, ежемесячно генерируя убытки в 60-80 млн евро, но, несмотря на это, им интересуются 3-4 покупателя, сообщают экономисты. Причина в рыночных позициях актива, которые дадут значительную прибыль при будущем росте рынков сбыта, то есть инвесторы делают вложение в перспективу. То же самое касается итальянского МК Lucchini, по которому летом проводился конкурс и к приобретению которого близка JSW Steel (Индия).

Примерно из этого же – из возможности дешевле пополнить корпоративную структуру в условиях слабого рынка – исходят металлурги, продолжая покупки сырьевых компаний. В августе ArcelorMittal выкупил у BHP Billiton долю в железорудном проекте Mount Nimba (Гвинея), запасы которого оцениваются в 935 млн тонн неподготовленной руды со средним содержанием Fe 63,1%. Вместе с рядом других крупных операторов Лакшми Миттал претендует в этой же стране и на большое месторождение Simandou с 2,25 млрд тонн подтвержденных запасов железных руд (также см. статью "Гвинейская рулетка"). А консорциум китайской компании Baosteel и крупного грузотранспортного холдинга Aurizon (Австралия) намерен сконцентрировать 100% акций австралийского сырьедобытчика Aquila Resources.

Особенности в СНГ

Что касается СНГ, то здесь даже у ведущих метгрупп сегодня недостаточно возможностей для приобретений новых предприятий, в том числе и на перспективу. Так, ухудшение общеэкономической обстановки в России стимулирует метхолдинги этой страны к дальнейшей распродаже вторичной собственности. Так, многострадальный "Мечел" ищет покупателей не только на остановленные мощности Mechel Bluestone в США (добыча коксующихся углей), но и на прибыльный "Москокс". Это подтверждает нам глава горнодобывающего дивизиона дочерней управляющей компании "Мечел-Майнинг" Павел Штарк. От некоторых сырьевых активов стремится избавиться и "Магнитка", объявившая о продаже Кульмяковского железорудного месторождения в Челябинской области.

Таким образом, если на дальнем зарубежье металлурги продолжают собирать сырьевые активы, то россиянам приходится их продавать, акцентируют аналитики. А это говорит о сегодняшнем состоянии бизнеса. По этому же пути, в том числе из-за западных санкций, могут отправиться группа Новолипецкого МК, только в Европе владеющая 6 металлургическими площадками (14% выручки в 2013), "Северсталь" (45% выручки из ЕС и США) и "Евраз" с его дивизионом Evraz North America годовой производительностью свыше 5 млн тонн проката.

Для M&A с российскими ГМК-активами есть и другие предпосылки, и специалисты сходятся во мнении, что в ближайшее время объем сделок здесь будет расширяться. "Это возможно вопреки негативным общеэкономическим трендам. Причем одним из факторов является то, что Москва уже подписала с КНР контракты не только на поставку природного газа, но и на инфраструктурные проекты, – информирует Е.Хрусталев. – Это будет означать приток инвесторов из Юго-Восточной Азии и соответствующие M&A. Такие варианты уже намечаются на Дальнем Востоке".

Своя специфика металлургических слияний-поглощений есть и в Украине. И если еще зимой эксперты говорили, что в отечественном чермете практически не осталось заводов на выданье, то в связи с последующими событиями это может кардинально поменяться. До нынешнего экономико-политического кризиса M&A допускалось разве что по "Донецкстали", если не учитывать Донецкого электрометзавода, не первый год переходящего из рук в руки.

Теперь же на продажу могут попасть как минимум дочерние компании метхолдинга "Евраз". С другой стороны, Индустриальный союз Донбасса, который связывают с околокремлевским "Внешэкономбанком", вряд ли будет кому-то продан, считает отраслевой экономист Владимир Пиковский. Хотя бы потому, что реальные хозяева ИСД спрятаны в глубинах структуры корпоративной собственности. Нет пока что повода говорить и о продаже предприятий других основных украинских метгрупп. Вопрос об этом встанет разве что при масштабном переделе собственности новой властью, полагают аналитики.

Максим Полевой

Египет стал вторым по величине покупателем украинской стальной продукции, уступая только Турции, и крупнейшим импортерам украинских полуфабрикатов

22 августа, 2014 - 16:58
Египет стал вторым по величине покупателем украинской стальной продукции, уступая только Турции, и крупнейшим импортерам украинских полуфабрикатов

При этом, возможности для дальнейшего расширения поставок, безусловно, есть. Североафриканская страна постепенно выходит из тяжелого спада, вызванного некомпетентной политикой предыдущих властей, хотя ей еще предстоит преодолеть очень много трудностей. Если украинская металлургия переживет нынешний кризис, сотрудничество с Египтом может стать одной из основ ее восстановления.

Египетские надежды

С точки зрения экономики и демографии Египет, безусловно, выглядит одной из самых перспективных стран региона Ближнего Востока и Северной Африки. Однако, как это обычно и бывает, его проблемы являются оборотной стороной преимуществ.

Население страны на сегодняшний день приближается к 85 млн. человек, из которых 98% живут в долине Нила, где находится и столица страны – Каир с 17-миллионным населением. Будучи крупным экспортером цитрусовых, картофеля и некоторых других овощей и фруктов, Египет одновременно импортирует значительную часть необходимого ему продовольствия.

В 60-70-е годы благодаря помощи СССР он стал одной из наиболее индустриально развитых стран Африки. Но в последние десятилетия власти Египта не уделяли должного внимания ни промышленности, ни образованию. В результате в стране создавалось слишком мало рабочих мест, а с учетом того, что население страны увеличивается почти на 1 млн. в год, бедность и безработица приняли масштаб национального бедствия. Именно безработная молодежь стала основной движущей силой "арабской весны" 2011 года, когда народными протестами при благожелательном отношении стран Запада было свергнуто правительство Хосни Мубарака, обвинявшееся в коррупции и некомпетентности.

Впрочем, сменившие Мубарака представители радикального исламского движения "Братья Мусульмане", ориентировавшиеся на Катар, оказались еще хуже "попередников". Доходы от туризма – важнейшей отрасли экономики страны – упали более чем вдвое, экономический рост, составлявший в 2000-е годы, в среднем, 5,7% в год, сменился спадом, а финансовая система страны оказалась на грани обвала.

Летом 2013 года в результате военного переворота "Братья Мусульмане" были отстранены от власти и объявлены вне закона. Новым главой государства стал фельдмаршал Абдель Фатах ас-Сиси, в конце мая 2014 года выигравший (с 96,9% голосов) президентские выборы. Так что сейчас Египет, можно сказать, вернулся во времена Мубарака, когда страной де-факто тоже руководили военные. Они же контролируют и экономику страны. По некоторым данным, на предприятия, так или иначе связанные с армией, приходится не менее 60% ВВП Египта.

Нынешнее правительство Египта стремится проводить сбалансированную политику. На международной арене оно пользуется поддержкой Саудовской Аравии, ОАЭ и Кувейта, которые в прошлом году предоставили Каиру около 15 млрд. долл. финансовой помощи и являются крупнейшими инвесторами в экономику страны. Правительство премьер-министра Ибрагима Мехлеба не отказывается от сотрудничества с Международным валютным фондом и выполняет его рекомендации, направленные, в первую очередь, на сокращение бюджетного дефицита до менее 10% по сравнению с 12,5% в 2013/2014 финансовом году. Египет стремится не ссориться с США, которые ежегодно предоставляют 1,5 млрд. долл. целевой помощи на содержание вооруженных сил. Тем не менее, первый свой визит за пределы арабского мира президент ас-Сиси совершил в середине августа текущего года в Москву, где, помимо всего прочего, вел переговоры о возможном создании зоны свободной торговли со странами Таможенного союза.

Сейчас египетскому руководству приходится решать очень сложные экономические задачи. В 2013/2014 финансовом году почти 25% бюджетных расходов приходилось на субсидирование энергоносителей и продовольствия для населения и промышленности. Примерно столько же уходило на заработную плату для госслужащих. Кроме того, Египту приходится выплачивать значительные суммы по внешним долгам. Из-за падения доходов от туризма в 2011-2013 годах поступления валюты в страну резко сократились, вследствие чего возникли серьезные проблемы с оплатой импорта.

Наконец, прежние правительства Египта рассорились с иностранными компаниями, занимавшимися в стране добычей нефти и газа. В результате нефтегазодобывающая отрасль не получала значительных инвестиций, и объем добычи газа упал, хотя спрос на него увеличивается высокими темпами. Из-за этого египетская промышленность в последнее время испытывает острый дефицит газа и электроэнергии, значительная часть которой генерируется именно газовыми энергоблоками.

Впрочем, египетские власти, к их чести, в этом году приступили к энергичному проведению программы реформ. Субсидии на бензин, газ, электроэнергию сокращаются. При этом, для населения рост затрат компенсируется увеличением субсидий на "социальное" продовольствие и бесплатным общественным транспортом на базе армейских автобусов. Сэкономленные средства планируется вложить в ряд крупных инфраструктурных и промышленных проектов, что позволит немного снизить уровень безработицы и поднять доходы населения. Кроме того, предполагается увеличить финансирование образования, здравоохранения и НИОКР. Наведение в стране порядка (самыми жесткими мерами) дает надежду на постепенное восстановление туристической отрасли.

Все эти процессы непосредственным образом затрагивают египетскую металлургическую промышленность и национальный рынок стали. При этом, влияние реформ на этот сектор египетской экономики имеет достаточно противоречивый характер.

Стальная опора

В принципе, Египет обладает достаточно развитой металлургической промышленностью. По объемам выплавки стали (6,75 млн. тонн в 2013 году) в регионе Ближнего Востока и Северной Африки он уступает только Турции и Ирану. Потребление стальной продукции в стране достигло максимального уровня в 8,5 млн. тонн в 2010 году, при "Братьях Мусульманах" упало до около 7 млн. тонн в год, но теперь снова расширяется. Как ожидается, в текущем году оно превысит 8,5 млн. тонн в год, из которых немногим менее 7,5 млн. тонн придется на длинномерную продукцию. По прогнозам египетских специалистов, к 2020 году спрос приблизится к отметке 12 млн. тонн в год.

Основным потребителем проката в Египте является строительная отрасль. При этом, если в предыдущем десятилетии значительная часть капиталовложений приходилась на создание туристической инфраструктуры и дорогостоящую недвижимость, то нынешнее правительство ведет в данном секторе более взвешенную политику. В частности, в ближайшие пять лет планируется резко ускорить строительство жилых домов, прежде всего, социального жилья для небогатых слоев населения. Уже в конце текущего года должны стартовать несколько крупных инфраструктурных проектов. По оценкам египетской компании Arabian Cement, в 2015 году объем финансирования строительных работ в стране достигнет 7,3 млрд. долл. по сравнению с 6,2 млрд. долл. в 2013 году.

Таким образом, египетский рынок стали в ближайшие годы, очевидно, будет расширяться, причем, достаточно высокими темпами. А вот в национальной металлургической промышленности ситуация более сложная. С одной стороны, совокупные производственные мощности египетских компаний составляют порядка 10 млн. тонн стали в год. Они более чем достаточны для удовлетворения всех потребностей внутреннего рынка, поэтому правительство недавно сообщило, что не планирует в обозримом будущем выдавать лицензии на строительство новых предприятий.

Однако в последнее время египетская металлургия столкнулась с острейшим энергетическим кризисом. Немногим более 50% стали в стране выплавляется из восстановленного/горячебрикетированного железа (DRI/HBI), по объемам производства которого Египет занимает пятое место в мире, уступая только Индии, Ирану, Мексике и Саудовской Аравии. В 2013 году в стране было получено 3,43 млн. тонн этого сырья. Но для выпуска DRI нужен природный газ, которого в Египте не хватает.

Кроме того, чтобы сбалансировать бюджет, правительство в текущем году отказалось от субсидирования газа для промышленности. Если до 2010 года металлургические заводы платили за газ менее 70 долл. за 1 тыс. куб. м, то в начале 2014 года тарифы были подняты до более 140 долл. за 1 тыс. куб. м, а в настоящее время из размер приблизился к 250 долл. за 1 тыс. куб. м. Точно такой же подъем произошел и в отношении тарифов на электроэнергию. Если ранее они составляли для промышленников около 20 долл. за МВт-ч, то сейчас – от около 47,5 до более 70 долл. (в час пик) за МВт-ч. В результате себестоимость выплавки стали и производства проката в Египте заметно возросла, что понизило конкурентоспособность местных компаний.

В 2013 году в Египте действовали ограничения на импорт арматуры, прежде всего, из Турции, поэтому объем ее импорта за весь прошлый год составил всего 220 тыс. тонн, из которых 20,2 тыс. тонн пришлось на поставки из Украины. Однако сейчас эти ограничения уже не действуют, в результате только за первые пять месяцев 2014 года украинские металлурги отправили в Египет 164 тыс. тонн арматуры, что представляет собой 16,6% от общего объема экспорта данной продукции. В этом году Египет стал третьим по величине покупателем украинской арматуры. Причем, если поставки в Ирак (первое место по итогам первого полугодия) падают вследствие войны с тамошними исламистами, а в Россию (второе место) – из-за войны в самой Украине (а также благодаря расширению производства данной продукции в России), то экспорт в Египет, наоборот, растет.

Правда, в мае этого года египетские металлурги обратились к правительству с просьбой ввести ограничения на импорт арматуры и катанки из Турции, Украины и Китая с целью поддержки национальных производителей. И есть немалая вероятность, что власти еще до конца текущего года откликнутся на эту просьбу. В то же время, выставление барьеров перед импортом готового проката будет способствовать увеличению поставок заготовок в страну.

В 2013 году египетский импорт длинномерных полуфабрикатов составил немногим менее 2,6 млн. тонн, из которых 1,94 млн. т пришлось на Украину. А за январь-май текущего года объем поставок этой продукции из Украины приблизился к отметке 960 тыс. тонн. В последние месяцы именно Египет был наиболее стабильным покупателем украинских заготовок, часто сглаживая колебания на турецком рынке.

Однако сейчас эти достижения отечественных металлургов могут сойти на нет из-за огромных и растущих проблем в самой Украине. Ряд отечественных меткомбинатов сократили производство из-за боевых и перебоев с поставками железорудного сырья и кокса. В результате египетским клиентам украинских меткомбинатов приходится увеличивать закупки металлолома либо искать альтернативных поставщиков полуфабрикатов, в частности, в России и Турции.

В целом египетский рынок выглядит одним из наиболее перспективных для украинских производителей стали. Но чтобы воспользоваться его преимуществами, надо прежде всего остановить войну у себя дома.

Виктор Тарнавский

Власть не спишет свои просчеты на войну

21 августа, 2014 - 07:59
Власть не спишет свои просчеты на войну

Премьер-министр Украины Арсений Яценюк заявил о том, что правительство планирует осуществить приватизацию всех государственных предприятий, за исключением стратегических, мотивируя такой шаг методом борьбы с коррупцией. Чего стоит ожидать населению Украины от этого процесса — рассказал первый заместитель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам экономической политики, член фракции Партии регионов,  народный депутат Украины Сергей Кальцев.

— Приватизация всех государственных предприятий, о которой заявил Арсений Яценюк, что это, как Вы считаете?

Необходимо понять, что наш бюджет пуст, о чем свидетельствует его секвестирование, осуществленное правительством в апреле и июле этого года. С учетом того, что поступления в него происходят с перебоями, наполнить его очень сложно. Среди основных причин — война, спад производства, вызванный разрывом торговых отношений с Россией (к примеру, в Луганской области падение объемов производства составило 56% от запланированных, Донецкой — 28,5%), кризис в экономике, обусловленный провальной работой экономического блока нашего правительства.

Поэтому при отсутствии увеличения бюджетных доходов, правительство вынуждено прибегнуть к приватизации всех государственных предприятий, как к одному из способов  поступлений денежных средств в бюджет.

В намерении правительства приватизировать государственные предприятия, ничего плохого нет. Вопрос в ином — как будет осуществляться этот процесс? Тут надо учитывать вот что. Приватизировать необходимо, прежде всего, убыточные предприятия. Прибыльные предприятия должны находиться в собственности государства. Более того, необходимо этим предприятиям дать возможность развиваться и делать так, чтобы они могли нормально работать.

Особое внимание нужно уделить предприятиям, которые, по своей сути, являются монопольными в своих отраслях. При нормальном менеджменте, эти предприятия обязаны быть прибыльными. Даже если они работают на себя, посредством налоговых отчислений, они смогут приносить в бюджет немалые деньги.

К сожалению, по результатам пяти месяцам работы нового правительства, мы убедились, что все его «реформистские» инициативы привели к экономическому кризису, т.к. ни одной серьезной реформы с целью стимулирования экономики или создания благоприятных условий для привлечения инвестиций не было проведено.

Можно без преувеличения утверждать, что сегодня одним из источников поступления денег в бюджет является население  страны, с которого продолжается дополнительная выкачка денег через увеличение налогов, повышение тарифов, обесценивание их зарплат и пенсий, что ведет дальнейшему его обнищанию.

Можно много красиво говорить, но есть критерии, по которым оценивается работа того или иного правительства. Падение ВВП Украины, по данным Госкомстата Украины, во втором квартале 2014 года составило 4,7% по сравнению с прошлогодним показателем. Инфляция за январь — июнь этого года составила 11,6%.

«Это высокий показатель. Гривна девальвировала более чем на 47%», — уточняет Госкомстат. Не ошибусь, если скажу, что по итогам 2014 года падение ВВП Украины составит не менее 8-10%, а инфляция превысит 20%.

— Передача предприятий в частные руки отобразится на социальных выплатах, пенсиях, стипендиях и т.д.?

— Думаю, приватизация  будет осуществляться с единственной целью: покрыть образовавшуюся огромную брешь в бюджете, т.к. другие источники его покрытия как внутренние, так и внешние, сейчас для правительства неосуществимы. Поэтому  говорить о повышении  социальных выплат не приходится. Правительство уже заморозило более 26 видов различных социальных программ, урезало зарплаты,  приостановило выплату пособий и льгот, а инфляция продолжает «съедать» тот мизер, на который вынуждены существовать миллионы украинцев.

— Создается впечатление, что многие свои просчеты, ошибки, а порой и умышленные действия власть оправдывает тем, что в стране идет война. Насколько это оправдано?

— За более, чем 23 года независимости Украины всем предыдущим президентам, премьер-министрам, большинству в Верховной Раде удавалось сохранять  равновесие в обществе и стабильность в стране. Ситуации, грозящие потерей территорий, как в ситуации с Крымом, и  военными конфликтами удавалось избегать.

Однако, радикальные действия новых властей, поддержанные реакционными заявлениями политиков провластных фракций, провокации некоторых радикально настроенных общественных организаций, привели к тому, что Крым отошел под юрисдикцию России. Следует подчеркнуть, что  хотя в Крыму всегда преобладали пророссийские настроения, вопрос об отчуждении никогда не поднимался.

Непродуманные действия властей, начиная от отмены закона о русском языке, инициированные, народными депутатами фракций «Батькивщина», «Свобода» и «УДАР», привели к тому, что часть населения, проживающего на юго-востоке Украины, не приняла политику новой власти. А невыполненные обещания по децентрализации власти, по непринятию закона о местных референдумах, привели к напряжению ситуации и дальнейшей эскалации конфликта. Поэтому мы сегодня  видим воюющий Донбасс, и все это происходит на территории нашей страны. Результат — многочисленные жертвы не только среди воюющих, но и мирного населения, тысячи, если не десятки тысяч, раненных, практически полностью разрушена инфраструктура городов и  поселков, массовое бегство местного населения.

В последнее время установилась опасная тенденция: все свои просчеты и ошибки власть списывает на войну. Принимая любое решение, она руководствуется единственным мотивом — «Война». Считаю, что этому оправдания нет.

Если у представителей новой власти отсутствует понимание, что нужно решать вопросы исключительно мирным путем, надо понять иное: тысячи  погибших как военных, так и мирного населения ничем не оправдать. Это ведет к дальнейшему напряжению в обществе и, в результате, может привести не к объединению «единой страны», а к ее расколу. Проблема может  затянуться на несколько поколений.

Для себя я вывел простую формулу: слабые стороны воюют, сильные — договариваются. Нужно договариваться, искать компромисс. Как говорят: «Плохой мир лучше хорошей войны». И не нужно власти искать оправдание в том, что война все спишет…

Алексей Комаровский

Константин Жеваго купил норвежскую верфь, но теряет крымскую

20 августа, 2014 - 16:16
Константин Жеваго купил норвежскую верфь, но теряет крымскую

Украинский предприниматель Константин Жеваго становится единственным собственником норвежского судостроительного предприятия NorYards. Последние 30 % акций компания Bergen Group продает за $ 4 млн люксембургской Calexco, связанной с Жеваго. Сделка будет закрыта до конца месяца, говорится в сообщении Bergen Group, пишет Истина.

По словам гендиректора Bergen Group Алсе Солхейма, группа за последнее время предприняла ряд мер по уменьшению своего участия в судостроении и будет концентрироваться на развитии бизнеса, в частности, сфере морских работ и услуг. В свою очередь NorYards будет укреплять позиции на международном рынке строительства специализированных судов, говорит гендиректор компании Йоханнес Д. Нетеланд.

Кооперация

О покупке Константином Жеваго доли в судостроительном подразделении Bergen Group было объявлено еще в июле 2013 г. Тогда Bergen Group и Calexco заявили о создании нового предприятия NorYards на базе активов норвежских заводов группы — Fosen и BMV. Изначально предполагалось, что Calexco получит 51 % акций новосозданного предприятия за $ 18,22 млн с возможностью выкупа оставшейся доли по опционным соглашениям.

Однако в марте 2014 г. стороны огласили новые условия сделки, согласно которым доля Calexco увеличилась до 70 %, а ее стоимость была снижена до $ 13,18 млн. В уставный капитал NorYards обязались внести 15 млн крон ($ 2,44 млн по текущему курсу) от Bergen Group и 35 млн шведских крон ($ 5,7 млн) от Calexo. Кроме того, последняя также должна обеспечить привлечение 100 млн крон ($ 16,2 млн) в оборотный капитал NorYards. Сегодня предприятие строит одно судно-снабженца и буксир совместно с компанией NFDS 2 Offshore на сумму свыше 650 млн крон ($ 105,8 млн).

Читайте также: Жеваго купил норвежскую судоверфь NorYards AS

Первоначально планировалось организовать производственную кооперацию, где принадлежащий структурам Константина Жеваго судостроительный завод «Залив» (г. Керчь) занимался бы проектированием и производством корпусов, а норвежское предприятие — начинкой судов. Однако сегодня, сетует менеджер одного из предприятий Жеваго, пожелавший сохранить анонимность, из‑за оккупации Крыма завод «Залив» полностью отрезан от рынков Европы, а единственным, кто предлагает сотрудничество, остается Россия. В сложившихся условиях Жеваго будет развивать свой судостроительный бизнес на мощностях предприятия в Норвегии, а для производства корпусов временно будет привлекать партнеров из Турции или Румынии.

Перспективы

Норвегия остается одной из ведущих нефте- и газодобывающих стран, и учитывая санкции в отношении России и возможную диверсификацию поставок углеводородов в Европу, роль Норвегии в обеспечении Европы газом может возрасти, считает старший аналитик ИГ «АРТ Капитал» Алексей Андрейченко. По его мнению, это создает определенные перспективы и для NorYards, которая специализируется на изготовлении плавучих буровых платформ для морской нефтегазодобычи. Президент ассоциации «Укрсудпром» Виктор Лисицкий сказал «Капиталу», что такой актив, как NorYards, важен не только своим месторасположением, но и тем, что у предприятия налажены связи с заказчиками, заключены реальные судостроительные контракты, а не судоремонтные, которыми зачастую перебиваются украинские заводы.

Сегодня уже ведутся переговоры с российскими компаниями о продаже «Залива»

Что касается планов господина Жеваго по дальнейшему развитию завода «Залив», то не исключено, что предприятие будет продано. Вчера министр промышленности Крыма Андрей Скрынник заявил, что российские инвесторы готовы купить предприятие. Официально в группе «Финансы и кредит» Константина Жеваго не смогли прокомментировать ни покупку норвежского предприятия, ни возможную продажу керченского. Впрочем, источник «Капитала», знакомый с ситуацией, подтвердил, что сегодня уже ведутся переговоры с российскими компаниями о продаже «Залива».

Между тем, Константина Жеваго считают одним из претендентов еще на одну украинскую верфь — находящийся в процессе банкротства Николаевский судостроительный завод «Океан». Структуры украинского предпринимателя входят в пул кредиторов этого предприятия, а в 2006 г. они напрямую сотрудничали как с предприятием, так и с его инвесторами — компаниями Damen и Aker. Эти структуры продолжают добиваться в международных судах возможности получения контроля над предприятием. По мнению Виктора Лисицкого, если господин Жеваго получит контроль над «Океаном», это позволит ему не только наладить там производство корпусов, но и организовать строительство полнокомплектных судов.

Страницы

  • 1
  • 2
  • следующая ›
  • последняя »
comments powered by HyperComments
Новости СМИ2
Погода, Новости, загрузка...
SELECTORNEWS - покупка, обмен и продажа трафика
Loading...
Loading...
 

Создание сайта - путь к успеху!

 
 

 

Металлургия в Украине:

  • Конкуренция по Дарвину
  • Увеличение стоимости металлопродукции обходит стороной украинских экспортеров
  • Порошенко сдал газотранспортную систему Украины странам запада