Страх Ахметова и Жеваго - обвал цен на железную руду вследствии ее переизбытка

Эксперты уже давно предупреждали о грядущем избытке поставок железной руды, но добывающие компании только ускоряли свои расширения. При этом Китай, несмотря на торможение экономики, продолжал закупать сырье практически в прежних объемах, и цены сохраняли стабильность. Но в мае негативные прогнозы реализовались: цены обрушились на 13%, до менее 100 долл./тонн, а китайцы уменьшили импорт руды до 77,4 млн тонн от апрельских 83,4 млн тонн. Правда, сейчас цены немного подросли, но всего на 3%, и после 19 мая остаются ниже 100-долларового рубежа, сообщает Металлургия в Украине.

Работа над ошибками

Резкий рост поставок на морской рынок железной руды привел к ожидаемому обвалу цен. Крупнейшие компании – Vale, Rio Tinto и BHP Billiton – увеличивали добычу с опережением китайского спроса, и избыток руды образовался, несмотря на рекордный импорт в апреле. Жозе Карлос Мартинс, возглавляющий подразделение черных металлов в Vale, отметил, что впервые за 10 лет поставки превысили спрос. Он добавил, что спрос повышался медленнее, чем ожидалось, хотя, на чем базировался его оптимистичный прогноз – остается неясным. Как показывает статистика, 69% мирового спроса на руду исходит из Китая, а, по мнению экспертов, опрошенных Bloomberg, в текущем году экономика этой страны увеличится на 7,3%, то есть ее рост окажется самым медленным после 1990.

По прогнозу китайской National Development and Reform Commission, в ближайшие два-три месяца цены на руду повышаться не будут. Росту будут препятствовать увеличение поставок, высокий уровень запасов в портах и торможение спроса на сталь. При этом в Goldman Sachs уточнили, что в текущем году избыток составит 72 млн тонн, а в 2015 он увеличится до 175 млн тонн. Исходя из этих оценок, банк предсказывает, что средняя цена на руду в текущем году составит 109 долл./тонн, а в 2015 она снизится до 80 долл. В свою очередь, австралийское Bureau of Resources and Energy Economics прогнозирует, что за ближайшие 4 года экспорт из Австралии и Бразилии увеличится на 40%, и в 2017 составит 1,27 млрд тонн.

Тем не менее горнорудные компании утверждают, что недавний обвал совсем необязательно окажет долгосрочное влияние на цены. В частности, такое мнение высказал Кен Бринсден, управляющий директор австралийской Atlas Mining. Этой точки зрения придерживаются и крупнейшие производители руды – они указывают, что падение цен приведет к закрытию ряда китайских добывающих предприятий, у которых себестоимость руды составляет 100 долл./тонн и более. Правда, сейчас морские поставки выросли настолько резко, что восстановление цен вряд ли возможно. Марк Перван, глава аналитического отдела в Australia and New Zealand Banking Group, объяснил ситуацию так: "Обычно, когда цены падают, местные поставки прекращаются, и руда опять дорожает. Однако сейчас закрытие китайских рудников с лихвой скомпенсировано избытком заморского сырья, поэтому цены стабилизируются на низком уровне". Теперь можно ожидать, что небольшие колебания будут происходить вокруг достигнутого в мае 20-месячного минимума.

Правда, тенденции могут измениться: премьер-министр Ли Кекян заявил, что правительство примет меры для поддержки экономики. Пока же китайские сталелитейные заводы работают в режиме жесткой экономии: их прибыльность резко сократилась из-за слабого спроса на сталь и ужесточения экологических стандартов. Чтобы добиться соответствия новым нормативам в отношении эмиссии, необходимы серьезные капиталовложения, а финансирование крайне трудно изыскать – поток наличности сократился, а доступ к кредитам ограничен довольно жестко. Экономить же можно в той или иной мере на закупках сырья.

Большинство крупных китайских производителей стали закупают руду по долгосрочным контрактам, а ценообразование на эти карго основано на среднем ценовом индексе за определенный предшествующий период. Поэтому при падении спотовых цен покупателям выгоднее приобретать спотовую руду. Из этих соображений все больше предприятий перепродают свои карго, которые должны выкупать по долгосрочным контрактам: предпочитают приобретать руду с портовых складов по более низкой цене – примерно на 5 долл. дешевле. По словам трейдеров, заводы отказываются от этих грузов, поскольку рынок переполнен поставками, и не считают такие действия опасными, потому что поставщики нуждаются в них в аспекте дальнейших продаж.

В сложившейся ситуации гендиректор BHP Billiton Эндрю Маккензи признал, что группа произвела расширение железорудных мощностей слишком быстро. Впрочем, он считает, что несмотря на временное перепроизводство, спрос в Китае и других странах растет достаточно быстро, чтобы скомпенсировать увеличение поставок BHP. Поэтому компания не собирается менять свои планы – увеличить объем добычи до 260-270 млн тонн от 217 млн тонн, которые предполагает поставить на рынок в 2014 году. При этом Маккензи утверждает, что BHP – один из самых низкозатратных производителей мира, поэтому группа способна пережить любой спад.

С оптимизмом воспринимает развитие событий и глава Rio Tinto Сэм Уолш. По его словам, себестоимость руды у его компании – самая низкая в мире, она составляет 20 долл. на тонну. И дальнейшее снижение цен, если спад продолжится, Rio переживет без труда. У группы просто сократится число конкурентов.

О пользе диверсификации

Что бы ни говорили по этому поводу топ-менеджеры горнорудных компаний, инвесторы уверены, что такой обвал цен оказался для них неожиданностью. Многие производители руды, включая Vale и BHP Billiton, увеличивали добычу в расчете на устойчивый рост ее потребления в Китае, однако перспективы повышения китайского спроса были явно переоценены. Хотя многие аналитики считают, что позднее в текущем году цены все же повысятся. Понятно, что рыночные реалии ухудшаются, и тенденции имеют понижательный характер. Таким образом, вложив миллиарды долларов в расширение добычи руды во время строительного бума в Китае, большая тройка вызвала обвал цен и падение собственных доходов. Это вызвало серьезное недовольство инвесторов, и теперь руководители компаний пытаются вернуть их расположение, привлекая внимание на перспективы своего бизнеса с другими видами сырья.

Здесь уместно процитировать Айвена Глейзенберга, гендиректора Glencore, который неоднократно указывал, что меньшая зависимость от железной руды дает неплохие преимущества перед конкурентами. Недостаток диверсификации раньше не был проблемой, поскольку китайский спрос на сталь за 2008-2011 годы утроил цены на руду, но нынешний спад указывает на справедливость концепции Глейзенберга. Однако Vale, Rio и BHP в этом плане похожи на гигантские суда – они не способны быстро изменить направление при первых признаках шторма. Тем не менее некоторая диверсификация активов есть и у них. Так, в текущем году неплохими источниками дохода для Vale, Rio Tinto и BHP Billiton могут стать базовые металлы – медь и никель. Кроме того, нефть и газ, а также – менее традиционные калийные удобрения. В этом отношении привлекают внимание нефтегазовые активы в портфеле BHP и производство никеля Vale.

Разумеется, это не прошло мимо внимания инвесторов, что соответствующим образом отразилось на котировках компаний. За последние недели, когда цены на железную руду упали, капитализация BHP выросла – стоимость акций компании оказалась в обратной корреляции с сырьем во второй раз за много лет. У Rio тоже корреляция обратная, хотя и выражена гораздо слабее. Ну, а котировки акций Vale последовали за ценами на руду. Дело в том, что Rio и Vale настолько сконцентрированы на железной руде, что именно на нее нацелены их инвестиционные программы, а BHP сохранила значительно большую свободу маневра. Руда и окатыши приносят Vale и Rio Tinto более 85% всей их прибыли, тогда как BHP – менее 50%, а примерно пятую часть обеспечивают нефть и газ.

Австралийские фондовые менеджеры считают BHP самой мобильной из большой тройки во времена низких цен на руду. Три года назад группа инвестировала 17 млрд долл. в сланцевый газ в США. Хотя это решение подверглось серьезной критике, поскольку BHP изрядно переплатила за активы, сейчас эти инвестиции приносят плоды. Ожидается, что именно они внесут основной вклад в подъем компании в ближайшие три-четыре года.

С другой стороны, Vale и Rio Tinto могут рассчитывать главным образом на вытеснение с рынка высокозатратных китайских производителей путем увеличения поставок руды и временного снижения цен. Когда китайские конкуренты выйдут из бизнеса, объемы поставок уменьшатся, а цены вернутся к уровням, на которых Vale и Rio могут получать серьезные прибыли. В принципе такая стратегия для Rio Tinto вполне перспективна: у группы себестоимость руды плюс затраты на фрахт составляют около 45 долл. на тонну.

У Vale же ситуация намного сложнее. Такую же позицию, как Rio, бразильская компания сможет занять не ранее 2016 года, когда будет завершен ее проект расширения на месторождении Carajas, причем только если сумеет снизить затраты на транспортировку, получив разрешение на разгрузку в китайских портах гигантских судов Valemax. Однако здесь есть свои сложности, в частности, связанные с политической ценой, которую Пекину придется заплатить за потерю тысяч рабочих мест. Правда, дело упрощается по мере роста всеобщего возмущения ухудшением экологической ситуации из-за эмиссии, связанной со сталелитейным производством. Тем не менее пока неизвестно, в чью пользу это будет играть. Еще одна проблема Vale связана с тем, что ее проект расширения находится на более ранней стадии, чем у Rio Tinto или BHP. Это означает, что резкое падение цен на руду приведет к серьезному сокращению потока наличности, поскольку компании придется именно в это время делать крупные инвестиции в проекты.

Поэтому Vale напоминает инвесторам, что у нее есть еще и никель, который может стать важным источником дохода в текущем году. Цены на этот металл достигли двухлетнего максимума, поскольку Индонезия запретила экспорт никелевой руды, что привело к дефициту сырья для производства нержавеющей стали.

Галина Резник

МинПром

 

 
comments powered by HyperComments

SELECTORNEWS - покупка, обмен и продажа трафика